Проект Доктрины донской казачьей республики

ДОКТРИНА ДОНСКОЙ КАЗАЧЬЕЙ РЕСПУБЛИКИ
(проект)
Донская Казачья Республика (ДКР) – есть мировоззрение, идеология, политика и экономика национального государства, национальной солидарности, национального подъема в составе России.
ДКР составляет неотделимую часть государства Российской Федерации, имея широкое местное самоуправление, основанное на «Заветах Игната».
ДКР всемерно содействует сохранению самобытности и этнической неповторимости, национальной культуры, традиций казаков, великорусов и других коренных народов РФ в республике, воспитывает трудолюбие, честь, любовь к Родине и Отечеству, почитание старших, уважение к женщине, заботу о детях.
Благодаря этому ДКР создала мощную организацию активного меньшинства, которая во имя национального идеала, вступила в решительную борьбу и своим самоотверженным подвигом совершает духовную революцию, начав преобразовывать современную жизнь казачьего народа в России и положившую начало преобразований в соответствии с образом жизни и традициями предков, отвечая, таким образом, на все вопросы человеческого общежития и имеющее тем самым универсальное мировое значение.
Действительно, национализм по своему духу универсален.
Дух универсален по самой своей природе. Когда ныне говорят, что Бог возвращается, то под этим подразумевают, что духовные ценности возвращаются. Националистское движение, чтобы быть понятым, должно рассматриваться во всей полноте и глубине духовного явления.
Национализм – это верность и приверженность к народу, нации и стране, когда народные интересы преобладают над частными интересами индивидов и групп страны, государства.
Настоящий националист тот, кто служит интересам своего народа, своего государства. «Истинный национализм, – писал И.А. Ильин, – есть национализм духовный, который идёт не только от инстинкта национального самосохранения, но от духа и любит не просто «родное», «своё», – но родное-великое и своё-священное».
В 15-м издании Британской энциклопедии говорится: «Национализм – это верность и приверженность к нации или стране, когда национальные интересы ставятся выше личных или групповых интересов».
«Я требую, чтобы мы действовали в духе широкого и далеко идущего национализма, когда это касается всего нашего народа… Новый национализм ставит общенациональные нужды выше групповых и личных…», – заявлял Т. Рузвельт в работе «Новый национализм» идеологического сборника «Основополагающие чтения демократии США».
«Мы пропагандируем национальную независимость, – писал Сунь Ятсен (1866-1925) в книге «Три народных принципа» (национализм, народовластие и народное благоденствие) изданной в 1907 г., – мы хотим, чтобы все 400 миллионов населения Китая знали, что смерть близка и, поняв это, смогли бы бороться как затравленный зверь». Через 100 лет в Китае 1 млрд. 300 млн. человек! Ныне у Китая есть программа четвёртого шага – захват жизненного пространства окружающих стран в соответствии с решением третьего шага в экономической и военной области.
Дж. Неру заявил: «В современной Индии национализм был и остается неизбежным, он представляет собой естественное и здоровое явление. Первейшим и основным стремлением для всякой порабощенной страны должно быть стремление к национальному освобождению».
Японский энциклопедический словарь объявляет национализмом всеобщую приверженность и верность своей нации.
Как видим, мировой опыт убедительно свидетельствует о законности и ценности современного национализма (свобода творчества, власть и собственность на результат своего труда).
Национализм – это признание того, что духовное братание с другими народами возможно и необходимо, но при одном условии – надо не стыдиться своего национального бытия, а нести его с гордостью и достоинством. Он не совместим с признанием того или иного народа своего превосходства над другими.
Национальные интересы – составляют фундамент, ядро национального самосознания и всегда направлены на сохранение целостности, основ этнического своеобразия, самобытных особенностей традиционного уклада жизни, характера и видов деятельности для развития этноса. Другими словами, это субъективная форма потребностей общества, которые объективно выражаются через государственные интересы. Они состоят из внутренних и внешних интересов.
Важнейшими внутренними интересами государства являются стабильность и развитие – основы устойчивости государства и его целостности.
Поскольку внешняя среда крайне неоднородна, то и внешние интересы относительно каждого субъекта будут отличаться по содержанию. При всём этом, при взаимодействии с любым субъектом в мире постоянными остаются фундаментальные интересы. Таковыми во все времена и для всех государств являются:
1) территориальная целостность;
2) независимость или политический суверенитет;
3) национально-культурная самобытность;
4) экономическое развитие и процветание (образ жизни), который в немаловажной степени зависит от взаимодействия с внешней средой;
5) сохранение господствующего строя, т.е. государственного, общественного и политико-экономического устройства с учётом народных традиций и обычаев.
Кроме того, существуют стратегические и тактические интересы.
Эти интересы динамичны, изменчивы, постоянно корректируемые в зависимости от складывающейся внутренней и международной обстановки. Национальные интересы во все времена являются мотором благосостояния, служат делу развития народа, осуществлению его идеалов во внутренней и внешней политике России во благо коренных народов и народностей России.
Сегодня миллионы коренных жителей России пострадали и страдают от ущемления своих национальных интересов.
«Мы считаем святыми и неоспоримыми те истины, что все люди сотворены равными, все они одарены своим Создателем некоторыми неотъемлемыми правами, к числу которых относятся право на жизнь, свободу и стремление к счастью; что для обеспечения этих прав люди создают правительства, справедливая власть которых основывается на согласии управляемых; что если какой-либо государственный строй разрушает эти права, народ вправе изменить его или упразднить и установить новый строй, основанный на таких принципах и организующий управление в таких формах, которые должны наилучшим образом обеспечить безопасность и благоденствие народа. Благоразумие, конечно, требует, чтобы сложившиеся формы правления не сменялись вследствие маловажных и преходящих причин, так как опыт прошлого показывает, что люди скорее склонны терпеть зло, пока оно ещё переносимо, чем пользоваться своим правом упразднения привычных форм жизни. Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий неизменно преследует одну и ту же цель, обнаруживает стремление подчинить народ деспотичной власти, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности…», Томас Джефферсон (4 июля 1776 года).
Национализм, направлен не только против слабых и неспособных правителей, допустивших падение государственного авторитета и массовой деградации населения, падения производства продукции во всех сферах жизнедеятельности России, но и он есть духовный бунт против старых идеологий, разлагающих священные начала веры, отечества и семьи. И как духовный бунт, национализм есть непосредственное проявление духа народа.
Народ есть устойчивая группа людей, объединённых общими родовыми (кровь и раса), территорией, собственной властной структурой, хозяйственными связями, обычаями, традициями, верованиями, языком и национальной культурой.
Народ – сообщество людей с близкими стереотипами восприятия и мышления, психического склада, общими духовными ценностями, языком, самоуправлением и территорией, способных вступать и вступающие в устойчивые взаимодействия с образованием различных организованных формальных и неформальных структур (государственных, коммерческих и общественных) и характеризоваться стремлением к самоорганизации, самоуправлению, к самовоспроизводству, к самосохранению по содержанию и самоповторению по форме.
Народ, имеющий плохое понятие о Боге, имеет и плохое государство, плохое правительство, плохие законы, плохую жизнь. Народы, не способные усваивать кровавые уроки, потерявшие волю к борьбе за сохранение своей исторической самобытности, уступают более агрессивным…
Всякий народ имеет свой национализм. Народ сам творит формы своего бытия. Никакое бездушное подражание даже лучшим образцам недопустимо. Но основные национальные идеи ДКР могут оплодотворять государственное строительство во всем мире.
Автор: академик, профессор, доктор философских наук, информационный отд. ДКР, к/полковник Касьянов А.А.
I. ОСНОВНЫЕ ИДЕИ
1. Философия Донской Казачьей Республики.
Как всякая цельная политическая доктрина, национализм есть одновременно мысль и действие. Действие, которому присуща доктрина, возникнув на основе данной системы исторических сил, имеет форму и содержание соответствующую месту и времени, но вместе с тем национализм обладает идеальным содержанием, возвышающим доктрину до значения истины в истории человеческой высшей мысли.
Нельзя действовать духовно на внешний мир в области великой человеческой воли, без понимания реальности сиюминутной, частной и реальности вечной, универсальной, в коей первая находится, имея свое бытие и свою жизнь.
Чтобы знать людей нужно знать человека, а чтобы знать человека, нужно знать реальность и законы природы.
2. Духовное понятие жизни.
Таким образом, национализм не понять, во многих его практических проявлениях, таких как воспитательная система, как дисциплина, если не рассматривать его в свете общего понимания жизни, т.е. понимания духовности народа.
Мир для национализма не есть только мир материальный, проявляющийся лишь внешне, в котором человек является индивидом, отделенным от всех других и независим от них, который руководствуется естественным законом, инстинктивно влекущим его к эгоистической жизни и к сиюминутному наслаждению.
Для национализма человек это индивид, единый с семьей, родом, народом, отечеством, родиной, подчиняющийся моральному закону, связующему индивидов через национальную культуру, традицию, обычаи, семью, род и народ, через историческую миссию и парализующему жизненный инстинкт эгоистической жизни (ограниченной кругом наслаждения и паразитируя за счет других), чтобы в сознании долга создать высшую жизнь народу, свободную от границ времени и пространства.
В этой жизни индивид через творчество, самоограничения, жертвы частными интересами во имя общих интересов, даже подвигом смерти осуществляет чисто духовное бытие, в чем и заключается его человеческая ценность для семьи, рода, народа и государства.
3. Положительное понятие жизни, как борьбы.
Итак, национальная доктрина ДКР – есть духовная доктрина, возникшая также из общей отрицательной реакции казачьего народа на индивидуалистические материалистические тезисы, такие как «После меня хоть потоп», «Здесь и сейчас» и прочее.
Национализм желает видеть человека активного, со всей энергией отдающемуся действию, мужественно сознающего стоящие перед ним проблемы и готового их решить.
Национализм понимает жизнь, как борьбу, помня, что человеку следует завоевать себе достойную жизнь, создавая, прежде всего, из самого себя орудие (физическое, этическое и интеллектуальное) для ее построения. Как для себя, так и для семьи, рода, народа.
Отсюда высокая оценка национальной и мировой культуры во всех ее формах (искусство, религия и наука) и величайшее значение воспитания морали и нравственности (этики). Отсюда же основная ценность труда, которым человек преобразует природу и создает улучшенный собственный и окружающий мир (духовный, душевный и физический).
4. Моральное понятие жизни.
Это положительное понимание жизни есть, очевидно, понимание этическое. Она обнимает всю реальность, а не только человека, властвующего над нею.
Нет действия, неподчиненного моральной оценке; нет ничего в мире, что могло бы быть лишено своей моральной ценности.
Поэтому национализм, представляет себе жизнь серьезной, суровой, религиозной, включенной полностью в мир моральных, нравственных и духовных сил. Национализм презирает чисто животную жизнь индивида.
5. Религиозное понятие жизни.
Национальная доктрина Донской Казачьей Республики религиозна.
В ней понимается, что человеку внутренне присуще почитание высших законов, объективной Воли, которая превышает отдельного индивида, помогая ему в трудные моменты жизни, и делает его сознательным участником духовного общения.
Кто в религиозной политике национализма останавливается на чисто приспособленческих соображениях, тот не понял, что национализм, будучи системой власти, также и, прежде всего, есть система образов, мысли, слова и дела.
6. Этическое и реалистическое понятие жизни.
Национализм – доктрина историческая, в которой человек рассматривается исключительно, как активный участник духовного процесса по сотрудничеству в социальной группе: в семье, в роде, в народе, в нации ради общего лучшего будущего. Отсюда большая ценность традиции в воспоминаниях истории, национальных героях, в языке, в обычаях, в религии, в правилах производственно-экономической, социально-экономической и культурной жизни.
Вне истории человек ничто. Поэтому национализм против всех индивидуалистических на материалистической базе абстракций XIX –XXI веков. Он против всех утопий якобинских новшеств. Он не верит в возможность всеобщего «счастья» на Земле, согласно которым, в известный период времени, возможно, само собой, окончательное устроение человечества в целом. Последнее равносильно становления себя вне истории и жизни, являющейся непрерывным течением и развитием.
Политически национализм желает быть реалистической доктриной, практически он стремится разрешить только те задачи, которые ставит сама история и реальная жизнь, намечая или предугадывая их решения.
Будущее человека основано на тезисах третьего пути человечества: свобода, власть и собственность – гармонии лучших идей социализма и капитализма. Это, прежде всего:
1) Свобода творчества – регулируемая законом и этикой.
2) Власть – как право решающего голоса во всех касающихся человека делах.
3) Собственность – на свою продукцию, средства производства и прошлый труд рода. И всё это за каждым членом рода, общества, народа.
Строй, созданный на этой основе, позволит всем начать движение к своим идеалам, к нравственному совершенствованию и гармоничному развитию. Он приведёт к снятию противоречий между стремлением к самоутверждению и единению. Позволит, наконец, человеку трудиться на себя и на общество одновременно.
Чтобы действовать среди людей, как и в природе, нужно вникнуть в реальный процесс и овладеть действующими силами.
7. Анти индивидуализм и свобода.
Национальная доктрина государства анти индивидуалистична.
Либерализм отрицает государство в интересах отдельного индивида.
Национализм против классического либерализма, возникающего из необходимости реакции против абсолютизма и реализовавшего свою задачу, когда государство превратилось в народное сознание и волю.
Национализм утверждает государство, как истинную реальность индивида, через защиту его прав в договорах с другими. Если свобода должна быть неотъемлемым свойством реального человека, а не абстрактной марионетки, как его представляет себе индивидуалистический либерализм, то национализм за свободу. Он за свободу государства и свободу индивида в государстве.
Понятие свободы не абсолютно, ибо в жизни нет ничего абсолютного. Свобода не право, а долг! Свобода не подарок, а завоевание! Свобода не уравнение, а привилегия. Понятие свободы меняется во времени. Есть свобода во время мира, которая не может быть свободой во время войны. Есть свобода в богатые времена, которая не может быть дана во времена бедности.
«Свободным человеком бывает только тот, с которым случается всё так, как он захочет. Но значит ли это, что с ним непременно случится всё то, что ему вздумается? Нисколько. Ведь грамота, например, научает нас писать буквами и словами всё, что мы захотим, но для написания хоть своего имени я не могу писать такие буквы, какие мне вздумается: этак я никогда не напишу своего имени. А я должен пожелать писать именно такие буквы, какие нужны, и в порядке, который нужен. И во всём так!», – Эпиктет (первый век нашей эры).
Свобода – «Что такое свобода? Свобода. Какова свобода? Одинаковая свобода делать всё, что угодно, в пределах законов. Когда можно делать всё, что угодно? Когда имеешь миллион. Даёт ли свобода каждому по миллиону? Нет. Что такое человек без миллиона? Человек без миллиона есть не тот, который делает всё, что угодно, а тот, с которым делают всё, что угодно!», – утверждал Ф.М. Достоевский.
Свобода выбора. Добро, Совершенство, Правда, Вера должны быть свободно достигнуты, а не навязаны извне.
Человек легко отказывается от Свободы во имя спокойствия и благополучия. Он с трудом выносит непомерное бремя Свободы и готов скинуть его и переложить бремя Свободы на более сильные плечи…
В анализе свободы важно не столько взаимоотношение свободы – возможности и необходимости, сколько взаимоотношения свободы и ценности, свободы и смысла, свободы и цели. Ибо не понятия закономерности, необходимости, причинности, а понятия цели, смысла и ценности заполняют содержание свободы. Без этих понятий свобода была бы равнозначна случайности и произволу.
В сфере эмоционального сознания действует главенство качества над количеством, значения над обозначением, ценности над бытиём.
Рассудок, сам по себе, слеп к миру ценностей.
«Свободу нужно любить, – по завету Бетховена, – больше жизни. Но только через творчество, через служение ценностям высшим, чем свобода, свобода исполняет себя и предохраняет нас от легиона демонов рабства, прикрывающихся масками свободы».
Свобода и власть – неразлучная пара, две стороны одной медали, название которой – возможность.
Настоящая свобода сама по себе неразрывно, диалектически связана с ответственностью. Она не только даёт, но и многого требует.
При всех существовавших социальных укладах, с рабовладельческих времён и существующих укладах ныне, стремление к самоутверждению и единению, как правило, находились и находятся в конфликте.
Самоутверждаясь, мы стремимся обрести смысл в жизни и оставить в ней след, обрести, таким образом, подобие бессмертия и быть нужным людям – достичь единения с ними (оставив после себя потомство). Самоутверждение, будь-то через обретение власти, богатства и/или славы, даже за счёт интеллектуальных достижений, чаще всего отчуждает его от окружающих (остающихся «внизу» людей), от общества, а то и вызывает у них злую зависть, иногда злобу, обрекая человека на одиночество.
Единение с людьми даёт нам и смысл жизни, и самую сильную защиту от всех наших страхов (простейшим видом единения является семья, созданная по любви).
Можно сказать, что капитализм затрудняет людям единение, а государственный капитализм (социализм) – самоутверждение, да и единение социализм костенея, превращает единство в казарменное единство.
Отсутствие гармонии между потребностями в самоутверждении и единении является, очевидно, трагедией для людей, так как оставляет их незащищёнными перед страхами, деморализует, сеет в жизни отчуждение, злобу, зависть.
В обществе же, где граждане обладают свободой творчества, правом решающего голоса во всех касающихся их делах, где обладают правом собственности на продукт своего труда – достижение одного из членов коллектива идёт на пользу всему коллективу и потому не вызывает отчуждения, злобы и зависти. В таком обществе легко делать добрые дела, вести осмысленную жизнь и иметь защиту от страха смерти и его «бесов».
Очевидно, чтобы иметь возможность для самоутверждения, тем более на пользу людям, человек должен обладать свободой. Он должен обладать свободой мысли и её реализации. Это азбучная истина. Но, к сожалению далеко не азбучная другая истина, а именно, что свобода немыслима без власти. Без власти над ходом своей жизни и жизни общества, без возможности для каждого человека участвовать в решении всех вопросов, его касающихся.
Властью обладает лишь тот, кто нас поощряет и/или наказывает.
Свобода без власти возможна лишь в безлюдной пустыне. В обществе же свобода без власти – вымысел, придумка.
Настоящей свободой, властью – свободой, могут обладать все или никто. И вот в этом, пожалуй, действительно состоит великий вывод мудрости земной.
Не надо путать настоящую свободу с абсолютной, которая в принципе невозможна для человека. В жизни же среди людей всегда есть только сектор свободных решений и действий. Его величину определяет прошлое и характер социально-политического строя, национальная культура и образованность людей, социальный статус и ситуация момента. Ещё очень важно, чтобы границы сектора свободы определялись также моралью и законами традиционного мировоззрения, а не произволом власть имущих (денег) и/или неподконтрольных обществу личностей.
Каждый человек должен иметь право на власть. Ведь обладание возможностями и даёт ощущения свободы. Да это и есть свобода. Чтобы понять великую успокаивающую и защищающую роль возможности, надо лишь представить себе, что ты её имел и вдруг потерял или что у тебя её отняли.
К свободе и власти необходимо добавить собственность, дающую средства к существованию. Но главным в этом триединстве остаётся власть. Без неё не удержать ни свободы, ни собственности.
В национальном государстве свобода индивида не отсутствует. Он ею обладает более чем изолированный человек, ибо государство его защищает, и он является частью государства.
8. Анти социализм и корпоративизм.
Национализм против социализма, который историческое движение человечества сводит к борьбе классов и не признает государственного единства, сливающие классы в единую экономическую и моральную реальность. Национализм также против классового синдикализма. Но в пределах правящего национализма в государстве признает реальные требования, из коих берут начало социалистические и синдикальное движения, и осуществляет их в корпоративной системе интересов, согласованных в единстве государства.
9. Демократия и народ.
В отличие от народовластия, демократия не обязательно сильная духовная власть в государстве. При отсутствии сильной духовной власти при демократии её место занимает исполнительная и/или силовая власть, а еще чаще сильные неформальные структуры власти (ставленники кланов, диаспор, иностранных государств, международных коммерческих объединений и др.).
Почему это неминуемо?
Законодательная система – это не просто набор законов, а внутренне целостная система. Кто бы её ни составлял (монарх, диктатор, президент, религиозный или партийный орган), он должен заложить в неё целостность, единую методологию, мировоззрение и логику – только тогда она станет непротиворечивой, эффективной, работоспособной. Если же нет единой методологии (или её составляют 450 человек – одномандатников, имеющих свои 450 разных и неполных программ), то создать цельную систему законов невозможно (так уже было в России с 1906 по 1927 гг., тоже происходит у нас с 1989 по настоящее время).
Демократия может существовать в условиях сильного государства лишь как элемент механизма власти, причём, ведомый элемент, дополняемый духовным единством общества.
При провозглашении демократии, как основы механизма власти, при отбрасывании духовного приоритета, демократия превращается в инструмент ослабления, анархии, хаоса и, при определённых условиях, уничтожения государства. Те же, кто, по простоте душевной, воспринимают значение демократии дословно, никак не могут понять, почему при практической реализации демократического равноправия и «власти народа» эта власть мгновенно превращается в антинародную и неравноправную. Но здесь всё просто.
Гарантируя «свободу прав человека», конституции демократических государств не гарантируют экономическое равенство людей. А наоборот, поощряют предпринимательскую инициативу, личное богатство и экономическое неравенство.
Из уроков элементарной политграмоты, которые нам преподали идеологи «рыночной» экономики, мы ныне уже прочно усвоили, что социальный, политический и всякий иной вес человека прямо пропорционален его частной собственности. То есть человек, не имеющий какой-либо собственности – нищий, бомж и т.д., этот человек – никто. Его возможности влиять на социальную жизнь общества равны нулю. Человек с небольшой собственностью. Имеющий, скажем, жилище, участок земли и т.п., – это уже кое-что. Но и его вес по сравнению с крупным собственником, владельцем «заводов, газет, пароходов», – это тоже почти ничто. Значит, пунктуально осуществлённая демократия западного образца это есть не что иное, как власть (диктатура) узкого круга крупных собственников и несвобода для всех других экономически зависящих от них социальных групп населения. Свободу получили лишь те, кто успел получить, накопить или наворовать много государственной, общественной или частной собственности. А народ, в силу экономической зависимости от прихоти этих воров, лишился многих элементарных, формально гарантированных Конституцией России прав и свобод.
Богатство государства и его граждан не является числом в виде суммы богатств индивидов, а является совокупностью материальных средств производства народа, возведенных в степень духовности этого народа.
10. Понятие государства.
Государство – это, во-первых – «слово», во-вторых, – «понятие», в-третьих, – «образ» жизни. Можно долго спорить о государстве, не установив триединства «образа, понятия и слова». Одно и то же слово часто дают в название совершенно разным предметам. У одного человека «корешок» сидит в огороде, у другого «корешок» сидит в зоне. Слово «корешок» одно, а предметы-то спора разные. Так и слово «государство» может означать совершенно разные предметы.
Русское слово «государство» является составным из слов «го»-«суд»-«арий».
«Го» означает общественное (общинное) объединение граждан (ранее сударей и сударынь). Отсюда, «го-род» – объединение родов, «го-ра» – возвышенность, стремящаяся к объединению с солнцем «Ра», «из-гой» – член, изгнанный из общественного объединения за преступления против общества.
«Суд» – способ совместного принятия решений на «совете» граждан (сударей) по организации всех областей жизнедеятельности. Отсюда «советская власть» народа, от которой зависит «суд-ьба» народа и его государства. Не путайте с властью и республиками, федерациями, только внешне называвшимися советскими, а бывшими по сути паразитическими.
Кстати, латинское слово «республика» тоже составное, «res» – вещь, а от слова «publica» пошло русское выражение «публичная женщина».
Слово «федерация» происходит от латинского корня «foedus», у которого в буквальном переводе на русский язык есть два значения: первое – «безобразие, мерзость, гнусность, обезображивать», а второе – «договор, союз, установление, закон».
Какие значения вкладывали выдумщики в название России «республика» и «федерация», известно одному богу и тем, кто придумал такое определение.
«Арии» – название и самоназвание народа, построившего не менее 10 тысяч лет назад на северном пространстве Земли первое государство на земле. Слово «арий» на санскрите означало оседлый земледелец (пах-арь). До сих пор сохранились единицы измерения пахотных участков – «ар-шин», «ар», «гект-ар».
Около 7500 лет назад из-за ухудшения климата арии спустились на юго-восток и юго-запад и образовали свои станы и станицы: Индостан, Пакистан, Афганистан, Курдистан, Туркестан, Палестан. Сюда они принесли первобытным южным народам основы своей государственности, мировоззрения, миропонимания и построения общины. Поэтому в западном «Манифесте коммунистической партии» об общине было написано: «она была общественной основой, послужившей исходным пунктом исторического развития от Индии до Ирландии».
Около 4000 тысяч лет назад арии покинули свои «станы» и «станицы» на юге и стали возвращаться на север, на родину своих предков. На земле своих предков они стали восстанавливать арийское государство и создали четыре крупных территориальных объединения арийских племен и народов: норманны (север), русы (юг), анты (запад), асы (восток). Осколки государства ариев до сих пор сохранились в названия многих современных и прошлых государств на северном пространстве Земли (Евразии) – Швейцария, Бавария, Болгария, Татария, Булгария, Балкария, Хазария, Тартария, а также в именах – Мария, Дарья, Арина и др.
Приведем два основных понятия государства, которые отражают два совершенно разных устройства общества.
Первое понятие. Государство – упорядоченное во времени и пространстве объединение в единое целое граждан (сударей), родов, народов в общины и общество на основе: общего духа народа, мировоззрения, языка общения, образа, строя, порядка и уклада жизни; совместной производственной деятельности на принципах совладения; совместной потребительской деятельности на принципах самообеспечения; совместного управления на принципах самоуправления для достижения общей цели.
Это понятие изначально находилось в основе северного государства ариев. В центре государства находился сударь (гражданин), затем шли круги рода, общины, народа, общества, земли (территории). Государство было самым внешним правовым кругом, замыкавшим объединение сударей (го-сударство).
Второе понятие. Государство – «аппарат насилия и принуждения», »аппарат подавления одно класса другим», «основной общественный институт гражданского общества». Так были и сейчас построены все монархии, федерации и республики. В центре такого института находится глава (монарх, император, президент, секретарь, кормчий и т.п.) государства (империи, республики, федерации, штатов и т.п.) в окружении высшей судебной, исполнительной и законодательной администрации. Далее идет круг региональной (областной, краевой) администрации. Еще дальше – круг местных органов администрации (аппарата или института местного насилия, принуждения, подавления). Замыкает круг все население, все граждане этого государства. Это понятие является искажением государства первого вида путем отчуждения граждан от владения (совладения) средствами производства, ограничения потребностей (самообеспечения) и отстранения от власти (ограничение самоуправления).

Страницы: 1 2 3 4 5

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.