Кодекс канонического права (Часть 1)

КОДЕКС КАНОНИЧЕСКОГО ПРАВА
РИМСКОЙ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ
Достопочтенным братьям
Кардиналам, Архиепископам, Епископам,
пресвитерам, диаконам
и прочим членам Народа Божия
Епископ Иоанн Павел,
раб рабов Божиих,
на вечное памятование
Католическая Церковь имеет обыкновение с течением времени пересматривать и обновлять законы священной дисциплины, чтобы, неизменно храня верность её Божественному Основателю, они должным образом отвечали вверенной ей спасительной миссии. Движимые этой целью, Мы, исполняя, наконец, ожидания всего католического мира, сегодня, 25 января 1983 г., повелеваем обнародовать пересмотренный Кодекс канонического права. При этом Мы мысленно обращаемся к тому дню 1959 г., когда Наш Предшественник, блаженной памяти Иоанн XXIII, впервые публично заявил о том, что он принял решение пересмотреть действующий Корпус канонических законов, обнародованный в торжество Пятидесятницы 1917 г.
Решение обновить Кодекс было принято наряду с другими решениями, о которых Первосвященник говорил в тот же день: это намерение провести Синод Римского диоцеза и созвать Вселенский Собор. Хотя первое их этих событий не имеет сколько-нибудь существенного отношения к пересмотру Кодекса, однако второе, то есть Собор, чрезвычайно важно для нашего предмета и тесно связано с самой его сущностью.
Если задаться вопросом о том, почему Иоанн XXIII почувствовал необходимость пересмотреть действующий Кодекс, то ответ, возможно, обнаружится в самом Кодексе, обнародованном в 1917 г. Однако есть и другой ответ, причём основной, и он таков: представлялось очевидным, что реформы Кодекса будет решительно требовать и добиваться сам Собор, уделивший своё преимущественное внимание Церкви.
Совершенно очевидно, что при первом известии о предстоящем пересмотре Кодекса Собор был ещё всецело делом будущего. К тому же его учительские документы, особенно его учение о Церкви, предстояло выработать в 1962 — 1965 годах. Однако каждому ясно, что замысел Иоанна XXIII оказался самым верным, и следует с полным правом сказать, что его решение послужило благу Церкви на многие годы вперёд.
Поэтому новый Кодекс, выходящий ныне в свет, с необходимостью потребовал предшествующей работы Собора; и, хотя о нём и о Соборе было предварительно объявлено в одно и то же время, тем не менее появился он уже после Собора, поскольку труды, предпринятые при его подготовке, должны были основываться на документах Собора и могли начаться только после его закрытия.
Обращаясь сегодня мысленно к началу этого пути, то есть к тому дню 25 января 1959 г., а также к самому Иоанну XXIII, инициатору пересмотра Кодекса, Мы должны признать, что этот Кодекс появился ради решения одной-единственной задачи: для обновления христианской жизни. Та же задача определяла и весь труд Собора, особенно принятые на нём нормы и сам ход его проведения.
Если теперь мы поразмышляем о сущности работы, предшествовавшей обнародованию Кодекса, а также о том, как она была выполнена, особенно в годы понтификата Павла VI и Иоанна Павла I, а также с той поры вплоть до нынешнего дня, то следует прежде всего подчеркнуть, что такого рода работа была доведена до конца в замечательно коллегиальном духе. Это касается не только внешней стороны труда, но глубоко затрагивает и самую сущность установленных в нём законов.
Вместе с тем печать коллегиальности, столь значительно отличающая процесс возникновения этого Кодекса, полностью согласуется с учительством и характером II Ватиканского Собора. Поэтому Кодекс не только по своему содержанию, но и уже в самом своём появлении на свет знаменуется вдохновляющим воздействием этого Собора, в документах которого Церковь, таинство спасения, предстаёт как Народ Божий, причём в то же время указывается, что её иерархическое строение опирается на Коллегию Епископов вместе с её главой.
По этой причине Епископы и Епископат были приглашены к совместному участию в подготовке нового Кодекса, чтобы на протяжении столь долгого пути, в труде по возможности коллегиальном, постепенно вызревали юридические формулы, которые впоследствии должны были войти в употребление во всей Церкви. На всех этапах работы в ней принимали участие также эксперты, т. е. лица, обладающие глубокими познаниями в богословском учении, в истории, но прежде всего — в каноническом праве, которых пригласили со всех концов света.
Всем им — и по отдельности, и вместе взятым — Мы выражаем сегодня Нашу глубочайшую признательность.
Прежде всего перед Нашим взором предстают покойные ныне Кардиналы, возглавлявшие подготовительную Комиссию: Кардинал Петро Чирьячи???, который начал этот труд, и Кардинал Периклес Феличи, на протяжении долгих лет руководивший ходом работы, почти до самого её завершения. Вспоминаются Нам, далее, и Секретари этой Комиссии: преподобнейший г-н Якобо Виолардо, впоследствии Кардинал, и о. Раймундо Бидагор, член Общества Иисуса: оба они, исполняя эту должность, щедро делились дарами своей учёности и мудрости. Вместе с ними Мы вспоминаем Кардиналов, Архиепископов, Епископов, бывших членами этой Комиссии, а также консультантов отдельных исследовательских групп, занятых в течение этих лет столь тяжким трудом, кого Бог за это время призвал к вечной награде. О них всех возносится к Богу Наша заупокойная молитва.
Однако хочется вспомнить и живущих ныне, и прежде всего — нынешнего Заместителя Председателя Комиссии, достопочтенного брата Росалио Кастильо Лару, который с редкостным усердием в течение столь долго времени исполнял свои нелёгкие обязанности; а вслед за ним — любезного Нам Вильгельма??? Онклина??? Онклэна???, священника, который своим бдительным и неусыпным попечением внёс немалый вклад в успешное завершение труда, — а также всех прочих, кто принимал участие в работе этой Комиссии: либо как члены-Кардиналы, либо как должностные лица, советники и сотрудники исследовательских групп, либо исполняя иные должности, чтобы разработать и завершить дело столь масштабное и столь важное.
Итак, обнародуя сегодня Кодекс, Мы со всей ясностью осознаём, что этот акт проистекает из Нашей власти Первосвященника и потому облекается характером Папского первенства (natura “primatialis”). С другой стороны, Мы столь же ясно сознаём, что по своему содержанию этот Кодекс передает коллегиальную заботу о Церкви всех Наших братьев по Епископату; более того: в силу известного сходства с Собором этот Кодекс следует рассматривать как плод “коллегиального сотрудничества”, возникшего совместными усилиями сведущих людей и учреждений по всей Церкви.
Возникает и другой вопрос: что же такое Кодекс канонического права? Чтобы надлежащим образом на него ответить, нужно мысленно вернуться к древнему юридическому наследию, содержащемуся в книгах Ветхого и Нового Завета: к нему, как к своему первоисточнику, восходит вся юридическая и законодательная традиция Церкви.
Ведь то богатейшее наследие Закона и Пророков, которое постепенно вызревало в Ветхом Завете по мере накопления исторического опыта Народа Божия, Христос Господь не нарушил, но исполнил (Мф 5. 17), чтобы оно по-новому, более возвышенным образом принадлежало к наследию Нового Завета. Поэтому, хотя Святой Павел, объясняя пасхальную тайну, учит о том, что оправдание даётся верою, а не делами закона (Рим 3. 28; Гал 2. 16), он, тем не менее, не отказывает в обязательной силе Декалогу (ср. Рим 13. 8-10; Гал 5. 13-25, 6. 2) и не отрицает важности дисциплинарных правил в Церкви (ср. 1 Кор, гл. 5 и 6). Таким образом, книги Нового Завета позволяют нам гораздо яснее осознать важность дисциплины и лучше понять те узы, которые самым тесным образом связуют её со спасительной природой самогo Евангельского учения.
Поскольку всё это обстоит именно так, то достаточно очевидно, что цель Кодекса заключается вовсе не в том, чтобы заменить собою в жизни Церкви веру, благодать и харизмы верных Христу, особенно их любовь. Напротив, Кодекс стремится скорее к тому, чтобы создать в церковном сообществе такой порядок, который, уделяя первостепенное значение любви, благодати и харизме, в то же время облегчал бы их равномерное возрастание в жизни как церковного сообщества, так и принадлежащих к нему отдельных людей.
Кодекс, представляющий собою главный законодательный документ Церкви, основанный на юридическом и законодательном наследии Откровения и Предания, следует считать необходимым средством, благодаря которому сохраняется должный порядок как в индивидуальной и общественной жизни, так и в самoй деятельности Церкви. Поэтому необходимо, чтобы, кроме основополагающих начал иерархического и органического строения Церкви, установленных Божественным Основателем либо коренящихся в апостольской — или, во всяком случае, древнейшей — традиции, а также кроме первостепенных норм, относящихся к исполнению троякого служения, порученного Церкви, Кодекс определял также некоторые правила или нормы деятельности.
То средство, каковым является Кодекс, вполне отвечает природе Церкви, как она излагается прежде всего через учительство II Ватиканского Собора, рассмотренное в его целости, и особенно через его христологическое учение. Более того: в определённом смысле этот новый Кодекс можно рассматривать как попытку перевести на канонический язык само это учение, то есть соборную экклезиологию. Если и невозможно было совершенным образом перевести на “канонический” язык образ Церкви, описанный учением Собора, тем не менее следует всегда соотносить Кодекс с этим самым образом как с исходным образцом, основные черты которого Кодекс по самoй своей природе должен, насколько это возможно, в себе выразить.
Отсюда проистекают некоторые основополагающие нормы, управляющие всем новым Кодексом, но не выходящие, однако же, за пределы его предмета и того языка, который согласуется с этим предметом.
Более того: можно утверждать, что отсюда происходит и тот признак, по которому Кодекс считается дополнением к учению, изложенному II Ватиканским Собором — особенно в том, что касается двух Конституций: догматической и пастырской.
Отсюда следует, что тот же основополагающий дух “новизны”, ни в чём не отступающий от законодательной традиции Церкви, который обнаруживается в документах II Ватиканского Собора — особенно в том, что относится к его учению о Церкви — создаёт и дух “новизны” в новом Кодексе.
Из тех начал, которые выражают подлинный образ, свойственный Церкви, следует особо отметить следующие: учение, изображающее Церковь как Народ Божий (ср. Догм. Конст. о Церкви, Lumen Gentium, 2), а иерархическую власть — как служение (там же, 3); кроме того, учение, представляющее Церковь как “общение” и потому определяющее те взаимоотношения, которые должны складываться между отдельной и вселенской Церковью, а также между коллегиальным началом и первенством; равным образом и учение, по которому все члены Народа Божия свойственным им образом участвуют в трояком служении Христа — священническом, пророческом и царском; с этим учением связано и то, которое касается обязанностей и прав верных Христу (в частности, мирян); и, наконец, то рвение, которое Церкви надлежит вкладывать в дело экуменизма.
Поэтому, если II Ватиканский Собор почерпнул старое и новое из сокровищницы Предания, а новизна его заключается в этих и в иных элементах, то вполне очевидно, что Кодекс принимает этот знак верности в новизне и новизны в верности и сообразуется с ним в свойственном ему предмете и в присущем ему способе выражаться.
Новый Кодекс канонического права выходит в свет в то время, когда Епископы всей Церкви не только требуют его обнародования, но и настоятельно и горячо к этому взывают.
Действительно, Кодекс канонического права совершенно необходим Церкви. Поскольку она строится по образцу социального и зримого организма, ей требуются нормы, благодаря которым становится зримой её иерархическая и органическая структура и которые позволяют надлежащим образом наладить осуществление служений, вверенных ей свыше, особенно священной власти и преподания таинств, дабы согласно справедливости, основанной на милосердной любви, сложились взаимоотношения между верными Христу, причём были бы гарантированы и определены права каждого из них, и наконец, чтобы совместные начинания, предпринимаемые ради того, чтобы христианская жизнь становилась всё более совершенной, получали в канонических законах опору, защиту и поддержку.
Наконец, канонические законы по самой своей природе требуют того, чтобы их соблюдали. Поэтому было приложено всё возможное старание к тому, чтобы при длительной подготовке Кодекса было выработано точное выражение законов, опирающееся на прочную юридическую, каноническую и богословскую основу.
Учитывая всё это, следует с полным основанием надеяться на то, что новое каноническое законодательство станет действенным средством, благодаря которому Церковь сможет сообразоваться с духом II Ватиканского Собора и становиться всё более и более способной к исполнению своей спасительной миссии этом мире.
Эти мысли Нам угодно было откровенно поведать всем в тот момент, когда Мы обнародуем главный Корпус законов для латинской Церкви.
Пусть же соделает Бог, чтобы радость и мир, справедливость и послушание сопутствовали этому Кодексу, и то, чту повелевает глава, соблюдалось бы во всём теле.
Итак, уповая на помощь Божественной благодати, опираясь на власть Святых Апостолов Петра и Павла, с полным сознанием идя навстречу пожеланиям Епископов всего мира, которые сотрудничали с Нами в коллегиальном духе, той верховной властью, коей Мы обладаем, этой Нашей Конституцией, которая впредь будет иметь силу, Мы обнародуем настоящий Кодекс так, как он составлен и пересмотрен, повелеваем, чтобы он с этого момента имел силу закона для всей латинской Церкви, и передаём его для исполнения под надзором и присмотром всех тех, кого это касается. А для того, чтобы все могли как следует ознакомиться с этими предписаниями и основательно их узнать, прежде чем они войдут в действительную силу, Мы приказываем и повелеваем, чтоб они получили обязательную силу с первого дня Адвента 1983 г. Сему не препятствуют ни какие-либо распоряжения, постановления, привилегии, даже достойные особого и отдельного упоминания, ни противоположные этому обычаи.
Поэтому Мы призываем всех возлюбленных детей исполнять указанные предписания искренне и охотно, уповая на то, что строгая дисциплина Церкви обретёт новые силы, а потому и спасение душ, с помощью Пресвятой Девы, Матери Церкви, будет получать всё большее и большее содействие.
Дано в Риме, 25 января 1983 г., в Ватикане, на пятый год Нашего Понтификата.
ИОАНН ПАВЕЛ II
ПРЕДИСЛОВИЕ
Уже со времён первоначальной Церкви существовал обычай собирать священные каноны воедино, чтобы легче было знать, использовать и соблюдать их, особенно священнослужителям, поскольку, как предупреждал уже Папа Целестин в послании к Епископам, назначенным в Апулию и Калабрию, “никому из священников не позволяется не знать своих канонов” (21 июня 429 г. Ср. Jaffe2, n. 371; Mansi, IV, стлб. 469). С этими словами соглашается IV Толедский Собор (633 г.), который после восстановления церковной дисциплины в королевстве вестготов, избавленном от арианства, предписывал: “Пусть священники знают Cвященные Писания и каноны”, поскольку “невежественности, матери всех ошибок, священникам Божиим следует избегать прежде всего” (кан. 25: Mansi, X, стлб. 627).
Действительно, за первые десять веков в различных местах появились почти бесчисленные сборники церковных законов, составленные в большинстве своем частными лицами и содержавшие нормы, изданные в основном Соборами и Римскими Первосвященниками, а также иные, извлечённые из источников не столь значительных. В середине XII века такого рода нагромождение собраний и норм, нередко противоречивших друг другу, было приведено в согласие монахом Грацианом, опять же по его частной инициативе. Это “согласие”, названное впоследствии Декретом Грациана (Decretum Gratiani), составило первую часть того обширного собрания законов Церкви, которое по примеру Корпуса гражданского права (Corpus Iuris Civilis) императора Юстиниана было названо Корпусом канонического права (Corpus Iuris Canonici) и содержало законы, изданные почти за два века верховной властью Римских Первосвященников при содействии знатоков канонического права, которых называли глоссаторами. Кроме Декрета Грациана, содержавшего предшествующие нормы, этот Корпус состоит из Дополнительной книги (Liber Extra) Григория IX, Шестой книги (Liber VI) Бонифация VIII и Клементин (Clementinae), т. е. собрания Климента V, обнародованного Иоанном XXII. К ним добавлены Экстраваганты (Extravagantes) этого Первосвященника и Общие экстраваганты (Extravagantes Communes), т. е. Декреталии различных Римских Первосвященников, которые никогда не были сведены в аутентичное собрание. Церковное право, обнимаемое этим Корпусом, составляет классическое право католической Церкви и обычно так и называется.
Этому Корпусу права Латинской Церкви в известном смысле соответствует Синтагма канонов (Syntagma Canonum), или Восточный Корпус канонов Греческой Церкви.
Последующие законы, прежде всего введённые Тридентским Собором во время католической реформации, а также изданные в дальнейшем различными ведомствами Римской Курии, никогда не составили упорядоченного собрания. Это и послужило причиной того, что законодательство, остававшееся за пределами Корпуса канонического права, с течением времени составило “непомерную груду законов, нагромождённых один на другой”. Не только беспорядок, царивший в этом нагромождении, но и неопределённость некоторых законов наряду с пробелами в них привели к тому, что дисциплине Церкви с каждым днём стала угрожать всё бoльшая опасность.
По этой причине уже во время подготовки I Ватиканского Собора многие Епископы требовали, чтобы появилось новое, единое собрание законов, вернее и надёжнее способствующее осуществлению пастырской заботы о Народе Божием. Поскольку же этот труд не удалось довести до завершения во время работы Собора, впоследствии Апостольский Престол выносил решения посредством составления новых законов лишь по наиболее неотложным вопросам, которые, как представлялось, ближайшим образом относились в дисциплине. Наконец, в самом начале своего понтификата Папа Пий X взял эту задачу на себя, поставив себе целью собрать и реформировать все церковные законы, и приказал, чтобы этот труд под руководством Кардинала Петро Гаспарри был доведен до конца.
В исполнении столь масштабной и нелёгкой задачи следовало прежде всего решить вопрос о внутренней и внешней форме нового собрания. Было решено отказаться от метода компиляции, при котором отдельные законы должны были излагаться согласно их пространному первоначальному тексту, и предпочесть современный порядок кодификации, благодаря чему тексты, содержащие и излагающие то или иное предписание, были отредактированы заново и приняли более краткую форму. Весь материал был разделён на пять книг, воспроизводивших, в сущности, систему установлений римского права о лицах, о вещах и об исках. Этот труд был завершён за двенадцать лет при сотрудничестве экспертов, консультантов и Епископов всей Церкви. Характер нового Кодекса провозглашается во вступлении к кан. 6: “Кодекс по большей части сохраняет действующую до сих пор дисциплину, хотя и вносит необходимые поправки”. Итак, речь шла не о выработке нового права, но прежде всего о том, чтобы по-новому упорядочить право, действовавшее до того времени. По смерти Пия X это универсальное, исключительное и аутентичное собрание было обнародовано его преемником Бенедиктом X 27 мая 1917 г. и получило обязательную силу 19 мая 1918 г.
Универсальное право этого Пие-Бенедиктинского Кодекса было утверждено по всеобщему согласию, и в наш век оно внесло немалый вклад в содействие пастырскому служению во всей Церкви, которая тем временем переживала новое развитие. Однако как внешние положение Церкви в этом мире, испытавшем столь стремительные преобразования и столь значительные изменения в правах людей, так и внутренние причины, диктуемые развитием церковной общины, по необходимости привели к тому, что потребность в новой реформе канонических законов с каждым днём становилась всё более настоятельной. Эти-то знамения времени и различал столь ясно Верховный Первосвященник Иоанн XXIII, который, впервые сообщив 25 января 1959 г. о Римском Синоде и о II Ватиканском Соборе, в то же время заявил, что эти события по необходимости станут подготовкой к осуществлению желанного обновления Кодекса.
И действительно, хотя Комиссия по пересмотру Кодекса канонического права, возглавляемая Председателем, Кардиналом Петро Чирьячи???, и Секретарём, преподобнейшим г-ном Якобо Виолардо, Кардиналы-члены Комиссии на собрании, состоявшемся 12 ноября того же года, вместе с Председателем согласились в том, что работу по настоящему пересмотру в собственном смысле слова необходимо отложить, и начаться она может только по роспуску Собора, ибо реформу следовало проводить согласно решениям и принципам, которые должен был вынести и установить этот Собор. Тем временем Комиссию, учреждённую Иоанном XXIII, его преемник Павел VI 17 апреля 1964 г. расширил за счёт семидесяти консультантов, а впоследствии назначил членами Комиссии и других Кардиналов, а также пригласил консультантов со всего мира, чтобы они внесли свой вклад в осуществление этого труда. 24 февраля 1965 г. Верховный Первосвященник назначил преподобнейшего о. Раймундо Бидагора новым Секретарём Комиссии, поскольку преподобнейший г-н Виолардо был выдвинут на должность Секретаря Конгрегации дисциплины Таинств, а 17 ноября того же года утвердил преподобнейшего г-на Вильгельма??? Онклина??? Онклэна??? в должности Секретаря-адъюнкта Комиссии. По смерти Кардинала Чирьячи???, 21 февраля 1967 г., был назначен новый Заместитель председателя, Архиепископ Периклес Феличи, уже бывший Генеральным Секретарем II Ватиканского Собора. С 26 июня того же года, после его зачисления в состав Коллегии Кардиналов, он принял должность Председателя Комиссии. Поскольку же преподобнейший о. Бидагор, которому исполнилось восемьдесят лет, 1 ноября 1973 г. оставил должность Секретаря, то 12 февраля 1975 г. преосвященный г-н Росалио Кастильо Лара, S. D. B., тит. епископ Прекаусский??? и Епископ-коадьютор Трухильский, в Венесуэле, был провозглашён новым Секретарём Комиссии, и он же был поставлен на должность Заместителя Председателя Комиссии 17 мая 1982 г., после того как Кардинал Периклес Феличи безвременно покинул этот мир.
Когда II Ватиканский Вселенский Собор уже близился к завершению, в присутствии Верховного Первосвященника Павла VI 20 ноября 1965 г. состоялось торжественное Заседание с участием Кардиналов-членов Комиссии, Секретарей, советников и служащих и учреждённого к этому времени Секретариата, которое должно было ознаменовать собою официальное начало работы по пересмотру Кодекса канонического права. В своей речи Верховный Первосвященник в известной мере закладывает основания всей работы в целом и напоминает о том, что каноническое право проистекает из самoй природы Церкви, что оно уходит своими корнями во власть юрисдикции, которой Христос наделил Церковь, а цель его следует полагать в попечении о душах ради достижения вечного спасения. Кроме того, в речи разъясняется характер права Церкви, отстаивается его необходимость в противовес наиболее распространённым возражениям, упоминается об истории развития права и законодательных сборников, в особенности же подчёркивается настоятельная необходимость в новом пересмотре церковных законов, благодаря которому можно было бы привести дисциплину Церкви в соответствие с изменившимися условиями.
Кроме того, Верховный Первосвященник указал Комиссии на два элемента, которые должны были иметь решающее значение для всей работы в целом. Во-первых, речь шла не только о новом упорядочении законов, как это уже было сделано при разработке Пие-Бенедиктинского Кодекса, но также — и прежде всего — о пересмотре самих норм, которые предстояло согласовать с новым образом мышления и с новыми потребностями, хотя основание для этого должно было предоставить старое право. Далее, в этой работе по пересмотру Кодекса следовало тщательно учитывать все Декреты и Акты II Ватиканского Собора, поскольку в них прямо намечались основные черты обновления законодательства: как потому, что в них были изданы нормы, непосредственно относящиеся к новым установлениям и к церковной дисциплине, так и потому, что вероучительные богатства этого Собора, внесшие столь значительный вклад в пастырскую жизнь, должны были найти своё развитие и необходимое дополнение также и в каноническом законодательстве.
В течение последующих лет Верховный Первосвященник напоминал членам Комиссии о двух вышеуказанных элементах в неоднократных обращениях, предписаниях и советах, никогда не оставляя высшего руководства всей работой и усердно ведя её дальше.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.