Областная автономия в Италии

ВАСИЛЬЕВА ТАТЬЯНА АНДРЕЕВНА
ОБЛАСТНАЯ АВТОНОМИЯ В ИТАЛИИ
(Правовые аспекты)
ВВЕДЕНИЕ
Учебное пособие предназначено для студентов юридических вузов и факультетов, изучающих курс государственного права буржуазных стран и стран, освободившихся от колониальной зависимости. Кроме того, его могут также использовать студенты, специализирующиеся на кафедрах государственного или административного права, для которых организованы спецкурсы по теме «Муниципальные системы капиталистических государств» и «Административно-территориальная организация буржуазных стран». Задачей этих курсов является изучение в сравнительном аспекте административно-территориальных и муниципальных систем ведущих капиталистических государств (США, Великобритания, Франция, ФРГ, Италия, Япония и др.), выявление общих тенденций их развития.
Выбор темы учебного пособия обусловлен тем, что в советской юридической литературе практически отсутствуют работы, посвященные административно-территориальной и муниципальной системе Италии. А эти системы имеют ярко выраженные черты своеобразия. Конституция Италии 1947 г. предусмотрела реорганизацию системы местного управления на базе широкой децентрализации, предоставления автономии территориальным звеньям в рамках единой и неделимой республики. В административно-территориальной системе страны было создано новое укрупненное звено – область, с целью оптимизации системы управления, привлечения граждан к выработке политических решений, развития местной инициативы. Разделение всей территории страны на автономные области – оригинальное решение, впервые примененное в практике буржуазного государства.
В учебном пособии рассматривается крупнейшая административно-территориальная единица Итальянской Республики – область, порядок формирования и деятельности областных органов, характер их взаимоотношений с центральными органами государства и муниципалитетами. При этом дается анализ итальянского законодательства об областном устройстве и современной политической жизни страны, как на общенациональном, так и областном уровне.
При изучении темы курса «Муниципальные системы буржуазных стран» и указанных спецкурсов студенты могут использовать следующую специальную и дополнительную литературу:
1. Барабашев Г.В. Муниципальные органы современного капиталистического государства. – М., 1971.
2. Куфакова Н.А. Местное управление в буржуазных странах и странах, освободившихся от колониальной зависимости. – М., 1969.
3. Транин А.А. Административно-территориальная организация капиталистического государства. – М., 1984.
4. Местные органы в политической системе капитализма. – М., 1985.
5. Гантман В.И. Государственный строй Италии. – М., 1961.
ГЛАВА I. АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И МУНИЦИПАЛЬНАЯ СИСТЕМА КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА
Одним из отличительных признаков любого государства является территориальное распределение его жителей. Территория страны подразделяется на определенные части для того, чтобы обеспечить государственное управление на местах и сбор налогов с населения, а также организовать выборы в представительные органы как центральные, так и местные. Административно-территориальные единицы – это организационно обособленные части территории страны, органы которых решают общие вопросы государственного строительства. Это отличает их от специальных территориальных коллективов – военных округов, школьных округов, полицейских округов и т.д. Органы специальных территориальных округов курируют какой-либо определенный вопрос или группу вопросов (например, образование, водоснабжение, здравоохранение, коммунальное хозяйство и т.д.).
Система местных органов капиталистических государств строится на базе административно-территориальной системы страны. Обычно в каждой административно-территориальной единице население избирает представительный орган – муниципалитет, который должен удовлетворять потребности населения в области благоустройства и жилищного строительства, охраны общественного порядка и школьного дела, развития торговли и транспорта, здравоохранения и социального обеспечения, организации досуга и культурных мероприятий. Однако в ряде капиталистических государств есть такие административно-территориальные единицы, в которых отсутствуют выборные представительные органы населения (губернии – в Швеции и ФИНЛЯНДИИ, округа и кантоны – во Франции).
Обычно в административно-территориальную систему страны входят несколько единиц: в Японии – община и префектура, в Италии – коммуна – провинция – область, во Франции – коммуна – кантон – округ – департамент – регион. При создании административно-территориальной системы учитывается история и традиции страны, национальный и демографический состав ее населения, экономические и географические особенности ее территории. Определение административно-территориальных единиц и их границ в унитарных государствах (Испания, Великобритания, Франция, Япония, Швеция, Дания и др.) входит в компетенцию центральных органов государства, в федеративных государствах (США, ФРГ, Канада, Швейцария, Мексика и др.) – в компетенцию субъектов федерации.
Существует ряд государств (Португалия, Дания, Финляндия, Великобритания), в которых отдельным частям территории предоставляется автономия – особый статус, предполагающий законодательные полномочия представительного органа административно-территориальной единицы по вопросам местного развития при контроле со стороны центральной власти. Своеобразное положение занимают Италия и Испания – унитарные государства, вся территория которых делится на автономные единицы – области.
Таким образом, административно-территориальная организация капиталистических государств представляет собой разделение их территории на определенные части, в соответствии с которыми организована и действует система местных органов государства.
В капиталистических государствах административно-территориальные единицы даже одного и того же уровня существенно различаются по размеру территории и по численности проживающего населения. Законодательство Итальянской Республики предусматривает, что в области должно проживать свыше 1 млн. человек, однако население области Валле д̕Аоста составляет 113,5 тыс. человек, области Базиликата – 617,2 тыс. человек, области Умбрия – 814,9 тыс. человек . В Федеративной Республике Германии в земле Шлезвиг-Гольштейн районы насчитывают в среднем 100 тыс. жителей, в земле Баден-Вюртемберг – 200 тыс. жителей, а в земле Северный Рейн-Вестфалия – 300 тыс. жителей . Средняя площадь французской коммуны – 12-14 кв. км, однако есть коммуны, в частности коммуна Арля, площадь которых до 90 кв.км . В некоторых случаях в рамках одной и той же страны административно-территориальные единицы одного и того же уровня имеют разное наименование: в Великобритании одни и те же звенья в Англии и Уэльсе называются графства, в Шотландии – регионы, в Северной Ирландии – районы.
Административно-территориальное деление развитых капиталистических государств в большинстве своем сложилось в XIX веке (США, Франция, Италия, ФРГ). Длительное время оно не претерпевало кардинальных изменений. Однако в 60-80 гг. нашего столетия в целой группе капиталистических стран были проведены реформы административно-территориального устройства (Великобритания, Франция, ФРГ, Италия, Испания, Дания, Бельгия, Голландия). Содержание реформ довольно существенно отличалось от страны к стране, поскольку определялось политической ситуацией и историческими традициями конкретного государства. Вместе с тем для всех реформ можно выделить одно общее направление – это либо сокращение числа существующих административно-территориальных единиц путем их укрупнения, либо создание нового укрупненного звена административно-территориальной системы – региона (в ряде государств он получил наименование области).
Сложные экономические процессы, переживаемые капиталистическим обществом, высветили новые проблемы в функционировании административно-территориальных систем, потребовали поиска новых форм и методов руководства со стороны государства. Административно-территориальное деление капиталистических государств давно уже не соответствовало современному экономическому районированию. Мелкие архаичные административно-территориальные единицы не обладали необходимым аппаратом и финансовыми средствами для решения современных задач, причем кооперирование по инициативе самих административно-территориальных единиц, как и навязываемое сверху не всегда давало желаемые результаты. Центром промышленного развития в современных условиях становится город с окружающими территориями или целая группа взаимосвязанных городов. На смену традиционному городу приходят урбанизированные районы, городские агломерации. В результате срастания расположенных близко друг от друга городов в Японии постепенно происходит формирование сплошного города – мегаполиса Токайдо, протянувшегося на 600 км от Токио до Кобе и насчитывающего около 600 млн. человек . В Швеции можно выделить три городские агломерации, где сосредоточена одна треть населения страны: Большие Стокгольм, Гетеборг, Мальме . Урбанизированные районы требуют более сложной и совершенной системы планирования и управления.
В основе реформ лежали причины экономического характера. «Неравномерное развитие государственно-монополистического капитализма, особенно под влиянием научно-технической революции и урбанизации, привело к такому усилению диспропорций между отсталыми и высокоразвитыми в экономическом отношении районами во многих капиталистических странах, что возникла объективная необходимость в мероприятиях по смягчению этих диспропорций в так называемой гармонизации, а главное – в модернизации административно-территориальных структур» . При проведении реформ в странах Западной Европы определенную роль сыграл и тот факт, что политика Общего рынка строилась на региональной основе, причем долгосрочная помощь слаборазвитым экономическим районам государств осуществлялась на базе непосредственных контактов органов Европейского сообщества и региональных органов.
Муниципальные органы капиталистического государства – это местные выборные коллегиальные органы общей компетенции, которые управляют делами местного значения в масштабе своей территории, обладают определенной финансовой самостоятельностью, а также правом издавать нормативные акты местного значения. В системе органов капиталистического государства они занимают особое положение. С одной стороны, они являются составной частью государственного аппарата и осуществляют власть, принадлежащую буржуазии. С другой стороны, эти органы избираются населением и непосредственно к нему приближены.
Муниципальные системы строятся на базе административно-территориального деления страны. Хотя они очень разнообразны, их можно классифицировать по ряду оснований. По характеру отношений между муниципалитетами, а также между муниципалитетами и центральной властью выделяют два типа муниципальных систем – англо-саксонский и французский. Для англо-саксонского типа муниципальных систем (Великобритания, США, Канада, Австралия, Ирландия, Новая Зеландия) характерно отсутствие соподчинения между муниципальными органами, отсутствие политического представителя центральной власти в административно-территориальной единице. Для французского типа муниципальных систем (Франция, Италия, Бельгия, Голландия, Испания, Португалия) характерно подчинение нижестоящих муниципалитетов вышестоящим, наличие агента правительства в административно-территориальной единице.
С точки зрения статуса муниципальных органов различают унифицированные и неунифицированные системы. К унифицированным системам (Италия, Франция, Бельгия) относятся муниципальные системы, в которых существует единая система управления на местах, а однопорядковые органы обладают одинаковым статусом, независимо от особенностей управляемой ими территории. В неунифицированных муниципальных системах отсутствует единая система управления на местах (США, ФРГ), однопорядковые органы обладают различным правовым статусом в зависимости от того, расположены они в городской или в сельской местности (Великобритания).
С точки зрения социального состава можно выделить муниципальные системы, где представлены буржуазные социалистические и коммунистические партий (Италия, Франция, Испания, Швеция, Япония); где в местных представительных органах отсутствуют коммунистические партии, но представлены социал-реформистские партии (ФРГ, Великобритания, Канада); где представлены только буржуазные партии (США). Именно на местном уровне в ряде государств левые силы традиционно пользуются поддержкой избирателей, вполне реально участвуют в управлении теми или иными государственными делами.
Реформы административно-территориальных систем сопровождались и реформами муниципальных систем. В литературе выделяют общие черты реформ последнего времени, осуществленных в развитых капиталистических странах . Они сводятся к сокращению числа местных выборных органов; укреплению муниципального бюрократического аппарата, сосредоточению в ведении профессионалов-менеджеров функции принятия решений по широкому кругу вопросов, разработке и внедрению методов рекрутирования и подготовки муниципальных чиновников в рамках института муниципальной гражданской службы; изъятию из ведения муниципалитетов ряда хозяйственных и социальных служб центральными органами; стимулированию кооперирования муниципалитетов одного уровня; ослаблению финансовой самостоятельности муниципалитетов, подчинению их бюрократическому аппарату центральной власти. Эти реформы не были всего лишь административно-организационной перестройкой, они затрагивали принципы организации и функционирования местных представительных учреждений. (Так, если регионализация требует увеличения числа выборных органов на местах, то укрупнение существующих административно-территориальных единиц приводило к их сокращению).
ГЛАВА II. ИТАЛЬЯНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ОБЛАСТНОЙ АВТОНОМИИ
1. Особенности итальянской действительности,
обусловившие обращение к идее областной автономии
Областная автономия в Итальянской Республике была введена в законодательном порядке. Однако создание новой административно-территориальной единицы – области, не было лишь субъективным решением делегатов Учредительного собрания, разработавших проект Конституции 1947 г., а было предопределено объективными условиями. Фактически итальянские области как особый вид экономической, социально-культурной и в определенной степени и политической общности сложились задолго до созыва Учредительного собрания.
Изучение итальянских политико-правовых институтов возможно лишь с учетом исторического развития, поскольку именно непрерывность исторического процесса определяет оригинальность «итальянского варианта» . В связи с этим областная автономия может быть понята только в историческом контексте с учетом всего комплекса географических, социально-экономических, этнико-языковых и политико-психологических факторов, обусловивших ее существование.
На историю Италии, развитие ее институтов большое влияние оказал тот факт, что создание единого государства завершилось только в конце XIX века. Если в большинстве европейских стран централизованное государство сложилось в рамках феодального общества, то в данной стране эту задачу решала буржуазная революция.
Италию традиционно называют страной городов. Основы городского самоуправления были заложены в древнем мире, в средние века основной формой государства были города-республики. В ХVI-ХVII вв. на базе бывших многочисленных городов-государств и сеньорий стали складываться территориальные княжества, началась экономическая консолидация отдельных районов страны. Все итальянские государства, становление которых продолжалось до ХVIII века, выросли на базе крупных городов и совершали историческую эволюцию в большей степени обособленно. Как отмечает советский ученый Ю.П. Лисовский, занимающийся исследованием Южного вопроса в Италии, в каждом из итальянских государств возникли свои особенности социальной жизни, системы аграрных и земельных отношений, языковые различия, партикуляризм политической и культурной жизни, сохранившийся и после объединения страны .
Ослабленные внутренними раздорами, итальянские государства становились добычей Испании, Франции. В силу раздробленности и иноземного господства политические движения на Апеннинском полуострове принимали национальный характер. Исследователи истории Италии выделяют целый период – Рисорджименто, характеризующийся рядом буржуазных революций, направленных на объединение страны (революции 1799, 1820-1821 гг., происходившие в отдельных государствах, общенациональные революции 1848-1849, 1859-1860 гг.).
К концу 1860 г. объединение страны было в основном завершено на базе Сардинского королевства – единственного государства на Апеннинском полуострове, которое находилось под управлением итальянской династии, и в котором сохранялась принятая в 1848 г. либеральная конституция, предоставившая определенные свободы. В 1870 г. Рим был присоединен к Италии, и с 30 июня 1871 г. он был провозглашен столицей Итальянского королевства. Таким образом, была решена важнейшая задача – создание национального государства в Италии. Вопрос об областях, несмотря на выдвигавшиеся проекты федеративного устройства государства, в этот период решен не был.
Итальянское государство на всех этапах своего развития относилось к странам с однонациональным составом населения. По этой причине областная автономия в представлении итальянских юристов не рассматривается как средство разрешения национального вопроса. Однако причины этнико-языкового характера играли определенную роль в процессе создания итальянских областей.
Среди других романских языков итальянский выделяется своей диалектной раздробленностью, элемент локальности в языке различных районов выражен очень явно. Исследования ученых- лингвистов показали, что практически каждая область имеет свой диалект или группу диалектов, в 13 из 20 итальянских областей представлены иноязычные группы или меньшинства . Языковые различия и связанные с ними особенности культуры, традиций, быта в совокупности с особенностями исторического и социально-экономического развития различных районов страны обусловили распространение автономии на всю территорию Италии. Наличие компактно проживающих в ряде пограничных районов национальных и этнико-языковых меньшинств предопределило предоставление данным областям статуса специальных автономных образований.
Одной из особенностей Италии является тот факт, что «в экономическом развитии различных областей сложилось такое неравновесие, что одна половина страны была сведена до положения колонии, эксплуатируемой другой половиной» . В результате объединения страны в Итальянское государство были включены различные по уровню социально-экономического развития и структуре территориальные образования. Капиталистическая промышленность и соответствующие ей формы общественных структур оказались сосредоточенными на севере страны, а на юге Италии закрепилась архаичная система производственных отношений.
Однобокая политика правительства приводила к массовому разорению южного крестьянства, которое в поисках работы перемещалось в северные районы, отправлялось за границу. Как отмечал В.И. Ленин, «итальянский империализм прозвали «империализмом бедняков» (limperialismo della povera gente), имея в виду бедность Италии и отчаянную нищету массы итальянских эмигрантов» .
И сегодня Северная и Южная Италия – это не только географические понятия. Исследователи отмечают наличие дуализма социально-экономической и культурной жизни страны в рамках единого государства. Сложность проблемы заключается и в том, что каждая административно-территориальная единица имеет свою зону депрессии, свой «юг».
Для решения южного вопроса необходим целый комплекс мероприятий экономического, социального и политического характера. Административная децентрализация и создание областей рассматривались учредительным собранием в контексте данной проблемы и как политическое условие ликвидации трагических диспропорций в экономике Италии.
Фактическое существование общностей, обладающих особыми хозяйственными и бытовыми условиями, социально-психологическим климатом, этнико-языковыми различиями, и древние традиции местного самоуправления в Италии подводили политиков и юристов различных направлений к выводу о необходимости внесения изменений в систему административно-территориального устройства Италии.
Идея создания территориальных коллективов, занимающих промежуточное положение между государством в лице его центральных органов и системой местного самоуправления, неоднократно выдвигалась в политико-правовой литературе Италии. Практически все предлагавшиеся проекты реорганизации государственного устройства и оптимизации административной системы имели областную основу. Однако различные теории не получали массовой поддержки среди населения. Автономистские выступления народных масс были локально ограничены южными районами, а выдвигавшиеся требования носили расплывчатый характер.
Только после освобождения Италии в период подготовки к Учредительному собранию идею областной автономии, которая рассматривалась как один из элементов демократизации государственной жизни страны, поддержали народные массы. Это было связано с тем, что режим Б. Муссолини, отличавшийся строгой централизацией и подавлением всех свобод, в том числе и местных, дискредитировал себя в глазах миллионов итальянцев. К тому же определенную роль сыграл и тот факт, что движение Сопротивления не во всех областях Италии приняло одинаковый характер в силу большего разнообразия политических условий и сложившейся военной ситуации. Это обусловило широкое развитие местной инициативы и разнообразия в деятельности КНО областей, располагавших большой самостоятельностью по отношению к центру. (По этой причине иногда даже говорят об областном характере Сопротивления в Италии). Некоторые КНО, возглавляемые представителями Партии действия, считали, что именно эти органы должны стать областной основой для новой структуры правления. При освобождении Флоренции и ряда городов на Севере создавались даже областные правительства.
Политические партии страны в период подготовки к Учредительному собранию на своих съездах определяли свою позицию по ключевым вопросам политической жизни страны, в том числе и по вопросу областной автономии.
В документе «Преобразовательные идеи», написанном А. Де Гаспери и ставшим программным документом ХДП в 1945 году, области рассматривались как автономные организации, представители и выразители местных и профессиональных интересов, как естественное средство децентрализации государственной деятельности. Таким образом, продолжались традиции католической Народной партии , распущенной в период фашистской диктатуры.
Съезд Республиканской партии (февраль 1946 г.), которую традиционно поддерживают мелкая и средняя буржуазная интеллигенция, высказался за создание демократического государства на федеративной основе. В докладе Дж. Беллони о проекте республиканской конституции предполагалось создать не один, а несколько центров политического управления с тем, чтобы часть социальных вопросов решалась не правительством, а областным органом управления.
На заседании Национального комитета Либеральной партии в Риме 4-6/XI 1944 г. была принята резолюция в пользу широкой областной автономии во имя обеспечения развития всех итальянских областей. Однако уже на следующей сессии Национального комитета в 1945 г. по настоянию Б. Кроче либералы отказались от этой идеи, считая ее несвоевременной.
В декларации 1944 г. ИСП указывалось на взаимосвязь и взаимозависимость местного и экономического самоуправления. Данная партия и ранее в своих документах отмечала, что при создании областей необходимо исходить из экономических требований.
Коммунисты на V съезде декабрь 1945 – январь 1946 г. высказались против идеи федеративного государственного устройства, так как видели в этом угрозу единству страны. Съезд признал необходимым предоставить широкую областную автономию Сицилии и Сардинии, особые права ряду пограничных районов, а также административную автономию коммунам .
Таким образом, за исключением Либеральной партии и правового крыла ХДП, являющихся сторонниками бюрократической централизации, все партии, хотя и по мотивам различного порядка, высказались за реорганизацию государственного устройства и административную децентрализацию. (Республиканская партия и партия действия стояли на позициях федерализма). Борьба в Учредительном собрании развернулась в регионалистском лагере, причем основная дискуссия – по вопросу, какой объем полномочий следует предоставить областным органам.
2. Конституционное закрепление института областной автономии
2 июня 1946 г. состоялась выборы в Учредительное собрание. Выборы продемонстрировали высокую активность избирателей: проголосовали 82,8 % внесенных в избирательные списки. Три политические партии – христианско-демократическая, социалистическая и коммунистическая – получили большинство голосов .
Учредительное собрание открылось 25 июня 1946 г. Для выработки текста основного закона была создана комиссия из 75 депутатов, состав которой соответствовал распределению политических сил в собрании. Комиссия разделилась на три подкомиссий. Вопросами государственного устройства занималась вторая подкомиссия. В рамках подкомиссии был создан комитет из 10 членов, который должен был разработать областное устройство Республики.
31 января 1947 г. проект основного закона был представлен Учредительному собранию вместе с докладом, обобщающим подготовительные работы. 22 декабря 1947 г. проект Конституции был одобрен подавляющим числом голосов делегатов (453 – за, 62 – против).
Проект положений об областной автономии был рассмотрен и отредактирован «Комитетом 10». Документ имел федеративную ориентацию, предусматривал предоставление областям широкого круга полномочий, вплоть до исключительной законодательной компетенции и полной самостоятельности в расходовании финансовых средств.
Представители ИКП выступали за административную децентрализацию. Они считали, что вопросы областной автономии связаны с решением экономических проблем страны. Осуществление крупных социально-экономических реформ, по их мнению, возможно лишь на уровне центральных органов государства, а предоставление широких законодательных полномочий областям в сфере промышленности и сельского хозяйства может привести к консервации архаических политических и экономических форм.
Осуждение проекта во второй подкомиссии проходило в напряженной обстановке, до вынесения его на голосование было проведено 100 заседаний. Преимуществом в два голоса представителям ХДП удалось провести свои предложения. В «Комитет 10», который занимался доработкой и редактированием текста, Р. Гриеко передал документ с предложением ИКП по проблеме областной автономии. (В частности, предполагалось сократить предметы ведения, уничтожить правительственный контроль за местным самоуправлением). Под влиянием коммунистов в текст проекта второй подкомиссии были включены положения об особом автономном статусе Сицилии и Сардинии, ряда пограничных районов. Представители ИКП заявили, что считают необходимым выступить в Учредительном собрании против тех частей проекта Конституции, которые могут ослабить Республику и повлиять на единство и независимость страны.
Общая дискуссия была долгой и упорной, и на ее ход существенное влияние оказало обострение политической ситуации в Италии. Выборы в Учредительное собрание (2 июня 1946 г.) и отстранение социалистов и коммунистов от участия в составе правительства (май 1947 г.) разделяет всего год. За это время, воспользовавшись международной ситуацией и внутренним положением в стране, лидеры ХДП подготовили почву для отказа от единства действий коммунистов и католиков «сверху», сложившегося в период национально-освободительной борьбы.
ХДП представляла собой неоднородное явление, конгломерат групп, течений. К осени 1946 г. в партии все более заметное влияние приобретало правое крыло, выражающее интересы крупных монополий и помещиков. Оно было оппозиционно настроено по отношению к трехпартийной коалиции и в качестве первого шага требовало исключить из правительства коммунистов. Левое крыло ХДП, с которым коммунисты связывали надежды в построении государства «прогрессивной демократии», было ослаблено раздорами между группировками, отличалось непоследовательностью и противоречивостью позиций, поэтому не смогло сыграть решающую роль в определении политического курса партии.
Особенно обострились отношения к ноябрю 1946 г., когда стала очевидной несостоятельность попыток разбить левый лагерь (ИКП и ИСП возобновили пакт о единстве действий, на муниципальных выборах в октябре-ноябре эти партии одержали убедительную победу). При каждом новом формировании кабинета количество постов, занимаемых коммунистами и социалистами, сокращалось. В стране нагнеталась антикоммунистическая истерия, с февраля 1947 г. усиливались репрессии против рабочего и крестьянского движения, тех, кто не доволен политическим курсом ХДП. После визита А. Де Гаспери в США в антикоммунистическую кампанию включились официальные круги Вашингтона. Правительственный кризис в Италии продолжался весь май, а 31 мая первое однопартийное правительство ХДП получило вотум доверия. Фактором, благоприятствующим планам правого крыла ХДП, явился раскол в рядах ИСП с выходом из ее состава группы Д. Сарагата, образовавшей социал-демократическую партию. Сотрудничая в дальнейшем с ней и с республиканской партией, ХДП сохранила видимость единства с определенными кругами рабочего движения и левыми светскими партиями.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.