Бощенко. Эволюция социальных систем

И.В. Бощенко
Эволюция
Социальных Систем

Популярный очерк. Просто о сложном.

Глава 3
«Взгляд за окно».

На дворе лето 2005-го года, Россия. В прессе идут обычные споры, «Что делать?» и «Кто виноват?». Кто зовёт в СССР, кто хочет строить национальное государство, кто-то грезит либеральным «раем».
США зависли в точке неопределённости своей финансовой системы, толи доллар рухнет и похоронит мировую экономику, толи рухнет евро и похоронит Евросоюз.
Китай начал потихоньку отпускать юань в свободное плаванье и тоже хочет получить свой кусок пирога от нового мирового передела.
В мире назревает целый букет кризисов, но один из фундаментальных, это кризис демократии.

I. Поколения Демократии.

Так уж повелось, что когда говорим «демократия» большинство понимает под этим некий идеальный хрестоматийный образ, берущий своё начало, чуть ли не с античных времён. Мало кто задумывался о различных типах демократии, но даже задумавшись не пытался оценить их с точки зрения когнитивных моделей. Кроме того, термин «демократия» став собирательным, в России начала 21-го века стал ругательством. Начнём с того, что рассмотрим основные типы демократии.
Исторически первой демократией являлась прямая демократия в древней Греции, которая собственно и дала название Демос – народ (греч.) Кратос – Власть (греч.). Прямая демократия – это власть большинства, осуществляемая на мажоритарных принципах голосования. В основе её лежат референдумы, опросы, одноэтапные выборы. Прямая демократия являлась передовой для своего времени системой власти, но ей присущи некоторые недостатки. Прежде всего, это то, что она работала только в локальных группах ограниченных территориально. А так как продуктивность сельского хозяйства и транспорта в то время была низка, то и плотность населения была низкой, даже в городах. Как следствие этого, прямая демократия могла охватывать только малые группы людей. Как формировалась ОКМ при прямой демократии, разумеется, путём собрания и участия в обсуждении и голосовании носителей КМч. При этом результирующая ОКМ не всегда высекалась в камне в виде законов, зачастую она существовала в нейронной сети людей в виде норм поведения и неписаных правил. Таким образом, при прямой демократии происходит прямое взаимодействие КМч людей и ОКМ этого социума содержится в операбельной среде этого социума. Если вспомнить племена и СУ-1, то аналогия более чем наглядная. То есть прямая демократия, это демократия первого поколения, которая по своей сути является родственной СУ-1.
Раз уж заговорили про поколения демократий, то здесь прервемся и введём обозначение. Обозначать их будем как ПД (Поколения Демократии). Таким образом, прямая демократия это ПД-1.
Возникнув как властный инструмент локальных групп ПД-1 вскоре трансформировалась в ПД-1,5. По сути ПД-1,5 аналогична СУ-1,5, для неё характерны были локальные ОКМ которые в главных принципах стыковались с другими ОКМ. Такая система впервые возникла как союз городов. Выбираемый властный иерарх фактически интегрировал ОКМ отдельных поселений и содержал в своей нейронной сети (мозге) ОКМ всего союза, т.е. ПД-1,5 была операбельна, так же как и ПД-1.
Распространение СУ-2, несмотря на свою антидемократическую суть, не могло остановить развитие Демократии. Уже в Древней Греции и Риме возникла ПД-2. Из истории мы знаем, что помимо императора в Риме правил и сенат. Это была так называемая элитарная демократия. Для неё характерно возникновение узкого слоя профессиональных политиков, которые собственно и взаимодействуют своими КМч формируя при этом ОКМ элиты. В элитной демократии рядовые граждане отстранены от политического процесса их КМч как правило не учитываются и не участвуют в процессе формирования ОКМ социума. Глобальный контур обратной связи в таком социуме реализуется через смену элитной группы. В таком социуме имеется ОКМ социума и ОКМ элиты, если они совпадают, то ситуация стабильная, если они имеют существенную разницу, то начинаются волнения в конечной стадии завершающиеся переворотом и установлением новой элиты, у которой ОКМ более соответствует текущей ОКМ социума. Это происходит в первую очередь из-за того, что члены новой элиты несут в себе КМч сформированную ОКМ социума, и соответственно ОКМ элиты первое время очень близка ОКМ социума.
Однако спустя некоторое время расхождение между ОКМ нарастают и процесс повторяется. Следует заметить, что начиная с ПД-2 ОКМ впервые перешла на неоперабельную среду. Именно законы драконта (драконовские законы) высеченные на камне являются первой кодификацией афинского (аттического) права осуществлённые архонтом Афин Драконтом в 621 году до н.э. По свидетельству Аристотеля, шесть молодых архонтов (фесмотеты – городские чиновники) позднее 683 г. до н. э. были уполномочены гражданами Афин переписать законы. Если это отвечает действительности, то кодекс Драконта, который принято датировать 621 г. до н.э. не был первым записанным сводом афинских законов, но он возможно был первым всеобъемлющим кодексом или переработкой предыдущих законов, которая была вызвана всплеском преступности. Относительно гражданского строя и условий формирования демократической элиты интересны записи Аристотеля.
«Гражданские права были отданы тем, кто мог представить вооружение. Они избирали девять архонтов и казначеев из лиц, имевших не менее десяти мин свободного от долгов имущества, на другие должности, менее важные, из числа тех, кто имел собственное вооружение. Что же касается стратигов и иппархов, они должны были представить незадолжалое имущество не менее, чем в сто мин, и иметь от жены законных сыновей старше десяти лет; за них, до отдачи отчета, должны ручаться пританы, стратиги и иппархи предыдущей смены, взяв четырех поручителей того же податного класса, к которому принадлежат стратиги и иппархи. В совете же заседать должны четыреста один человек, на кого падет жеребий из гражданской общины. В жеребьевке и на эту должность, и на другие принимают участие те, кто старше тридцати лет, и два раза один и тот же человек не должен занимать должности, пока все не пройдут ее; тогда опять сызнова производилась жеребьевка. Если же кто из советников в случае заседания совета либо народного собрания не явится на него, то, если имел он достояние в 5000 медимнов, он платил 3 драхмы, если был всадником — две, а зевгитом — одну. Совет же Ареопагитов был стражем законов и наблюдал за чиновниками, управляют ли они по законам. Всякий обиженный мог вносить жалобу в совет Ареопагитов, указав, против какого закона ему нанесена обида. Долги же, по-прежнему, влекли за собою кабалу, и земля была в руках немногих».*
Что обращает на себя внимание, так это наличие вооружения и собственности, т.е. ценной признавалась КМч только человека обладающего определённым спектром компетенции. Ведь естественно раб или малоимущий не мог иметь развитого спектра компетенции. Для элитарной демократии (ПД-2) был важен имущественный ценз. С точки зрения рациональности, такая тактика была оптимальна на то время. Человек, достигший определённого имущественного положения мог оптимально модифицировать ОКМ, действуя, прежде всего в своих интересах (своей КМч) он, взаимодействуя с другими, вычленял и усиливал совпадающие сегменты, что действовало в интересах всего социума. Вынесение ОКМ ПД-2 на неоперабельные носители сделало возможным формирование системы судов, благодаря неизменяемости и однозначной, в большинстве случаев, трактовке. Именно тогда и зародился институт Права, который, по сути, является институтом фиксации ОКМ на неоперабельной среде и обеспечивает соблюдение членами социума, с отличными КМч, норм ОКМ социума.
Сенат Древнего Рима также был элитарной демократией, сенатором мог фактически стать только состоятельный и образованный гражданин. Отличие элитарной демократии Древнего Рима от греческой заключалось в том, что выбор представителя осуществлялся не на основе жребия (случайной выборки), а на основе публичных выступлений кандидата, что подразумевало либо ораторские качества претендента, либо подкуп им избирателей. Но от этого демократия быть элитарной не переставала.
Возникновение СУ-3 отразилось также и на Демократии. Многие слышали такое название как представительская демократия, именно она сейчас наиболее широко представлена и является по сути ПД-3.
Представительская демократия отличается от элитарной демократии тем, что нет как такового имущественного ценза, а есть интересы групп, выраженные через своих представителей. Группа, как правило, представляет территориальное образование, но современные избирательные технологии массового воздействия, зачастую с помощью манипулирования сознанием избирателей, через СМИ, приводит к тому, что группы эти чаще всего финансовые или политические. Фактически с развитием СМИ становится возможным создание информационных потоков от одного ко многим и как следствие возникает возможность навязывания своей КМч большой группе, которая затем и принимает соответствующее решение. При этом, так как использование СМИ и политтехнологий требует денег, то система в пределе вырождается в элитарную демократию ПД-2, а точнее смешанную ПД-2,5. ПД-3 содержит свою ОКМ исключительно в неоперабельной среде, в операбельной среде нейронной сети находится только та часть, которая отвечает за соблюдение границ очерченных ОКМ социума, т.е. Конституции и Законов, но только в виде общих норм, а не деталей. Таким образом, ОКМ ПД-3 по сути является тоже элитарной, но в круг элиты попадают прежде всего группы осуществляющие формирование состава представителей. Таким образом, территориальное формирование состава представителей, при условии не вмешательства внешних финансовых и политических групп это, по сути, ещё ПД-3, но по мере увеличения влияния внешних консолидированных групп она в пределе вырождается в ПД-2.
В этой связи крайне показательна Россия в 2004-м 2005-м году. В управлении государством произошло смещение в СУ-2,5. То же самое происходит с демократией, то, что назвали «управляемой демократией» с ликвидацией территориальных мажоритарных депутатов и формированием Думы исключительно по партийному принципу, есть ни что иное, как возвращение к элитарной демократии ПД-2.
Но как помним, ПД-2 органически склонна к переворотам и восстаниям, при которых происходит замена элиты, причем, как правило, физически.
Вернемся вновь к ПД-3, характерной особенностью ПД-3 является то, что если она сформирована в соответствии с некими идеальными требованиями, а именно, равномерная территориальная представленность и равномерная представленность по родам деятельности, то у нас получается орган, операций над ОКМ, который наиболее точно соответствует социуму. Подобная попытка была предпринята в СССР. Такой орган как Съезд народных депутатов формировался именно на таких принципах, но вот его решение формировалось и готовилось ЦК КПСС, по сути, элитарной структурой. В этом и была ахиллесова пята СССР, так как за фасадом ПД-3 фактически управляла ПД-2 которая и была неадекватна среде, что и привело к августу 1991 года. Из этого следует, что революция 1991-го по направленности была демократической и направлена против ПД-2 в пользу ПД-3. Межрегиональная депутатская группа фактически и была та структура, состоящая из представителей разных групп как территориальных, так и профессиональных, она, на тот момент времени, наиболее точно отражала ОКМ социума. Именно она и одержала победу в борьбе с ГКЧП (ПД-2).
События октября 1993 года фактически стали контрреволюцией, в которой ПД-2 взяла реванш за поражение в 1991-м. Тут не стоит обращать внимание на персоналии, если они были с ПД-3 в 91-м и с ПД-2 в 93-м говорит лишь о том, что они использовали средства ПД-3 для того чтоб самим стать представителями элиты.
Вообще успешно работающие ПД-3 удалось создать в ряде стран. Это, прежде всего страны северной Европы. В свое время Швецию называли социалистической страной Запада, они, по сути, и были и остаются настоящей социалистической страной. Они на практике реализовали многие из принципов, которые в СССР только декларировались ЦК КПСС.
Но Мир продолжает усложняться, в конце 20-го века планета вступила в Сеть. Если до эпохи Интернета информационные потоки через СМИ были преимущественно однонаправленными и вертикально ориентированными (от элиты к социуму), то с появлением Интернета, поголовной телефонизации, мобильной связи информационные транзакции стали настолько разнообразны и дешевы, что стала возникать новая социальная среда. При этом ОКМ социума начала существенно меняться, а элита продолжала оперировать старыми инструментами, прежде всего СМИ. СМИ оставались и остаются эффективным средством влияния на социум до тех пор, пока есть люди, использующие его как информационный канал, в основном это люди старшего поколения и с низким образовательным уровнем. Люди с высоким интеллектуальным потенциалом всё больше используют Интернет и другие сетевые технологии. В определённых кругах интеллектуалов смотреть телевизор и читать бумажные газеты уже считается дурным тоном. Из бумажных носителей признаются только книги, в остальном же это информация представленная в электронном виде. Власть, использующая ПД-3, а уж тем более ПД-2 всё более отчётливо замечает, что теряет контроль над обществом, она замечает, что оно расслоилось, на тех кто живёт по старинке, но сам, как правило, малоценен в новом мире и тех кто резко ушёл в интеллектуальный отрыв. Причём власть пока может манипулировать всё более истончающейся прослойкой стареющих представителей эпохи фабричных труб. ПД-3 приспособлена управлять обществом индустриальной эпохи*, но не поколением Сети. Это всё предвестник нового кризиса, кризиса демократии.

II. Кризис Демократии.

Вся история Развития, в том числе и человечества, состоит из цепочки кризисов. Кризис это естественный эволюционный процесс. Каждый раз сценарий его один и тот же, система адаптируется под изменившиеся условия, затем условия меняются, иногда постепенно, иногда резко, система становится неадекватна среде, происходит поиск нового решения, система вновь становится адекватна среде и процесс повторяется. Однако тут следует учесть, что на частоту кризисов оказывает прямое влияние скорость изменения среды. Чем выше скорость изменений в среде, тем выше частота кризисов. Бескризисное развитие возможно только в том случае, если система сама будет в состоянии точно предсказывать будущую траекторию развития и менять себя загодя. Т.е. система станет Разумной. До тех пор нам предстоит переживать кризисы. Возможно, уже этот станет последним, и с воцарением ПД-4 мы увидим «Новый Мир». Но о ПД-4 чуть позже, а сейчас рассмотрим механизмы Демократии в части её возможности адекватно обрабатывать ОКМ.
ПД-1 имело одну ОКМ общую для всех членов социума, профессий в то время было не много и возможностей по обработке всей ОКМ одним человеком было достаточно. В это время КМч примерно равнялась ОКМ социума. В условиях прямой демократии несмотря на имущественные ограничения можно говорить о том, что народ управлял социумом, т.к. КМч каждого признанного гражданином принималась к рассмотрению, т.е. это была система истинного народовластия. Следующая ПД-1,5 в принципе тоже была прямой демократией, но при этом из-за возросшей численности мнение каждого гражданина в общей ОКМ союза городов (поселений) интегрировалась, так как общая ОКМ союза была результирующей от взаимодействия ОКМ отдельных поселений.
Первый кризис Демократии произошел при переходе от ПД-1,5 к ПД-2. Если судить по приводившемуся высказыванию Аристотеля, то получается, что напряжение в вопросе того, кого считать элитой в древней Греции решался с помощью случайной выборки и ротацией участников жребия. Для небольших групп с малым числом профессий этот метод был вполне приемлем и поэтому этот кризис был, по-видимому, относительно мягок. Однако уже в древнем Риме с его сенатом всё было гораздо кровопролитней.
Но вернемся к рассмотрению обработки ОКМ в ПД-2.
Для того чтоб понять, как обрабатывается ОКМ, является ключевым понять принципы формирования элиты. Если в Древней Греции это была случайная выборка и КМч усреднено можно считать близкой ОКМ социума, то уже в Древнем Риме стали возникать наследственные династии политиков. Здесь снова следует вспомнить спектр компетентности, если политика становится профессией, то логично было бы предположить, наличие некоего острого пика специализации. Да такой пик был, это как правило были ораторские способности, ведь профессиональному политику надо было с одной стороны заручиться поддержкой плебса, с другой стороны уметь навязать свою КМч или по крайней мере предложить в качестве основы для ОКМ. Именно здесь начинает проявляться интегрирующая функция профессионально политика, для своей успешности он должен говорить то, что от него хотят услышать избиратели, но для этого он в своей КМч должен иметь модели КМч своих избирателей, по крайней мере, в общих чертах. Если он говорит своим избирателям то, что они хотят от него услышать, то значит, он имеет КМч включающую и элементы их КМч. Таким образом, если конкурируют два и более политиков перед аудиторией, то большее количество голосов при всех других равных, наберёт тот, который сможет интегрировать в свою КМч наибольшее количество КМч избирателей, т.е. он позиционирует свою КМч как некую ОКМ группы избирателей. Избиратели оценивают его синтетическую ОКМ, и чем меньше разница её и КМч избирателя, тем большим сторонником он является политика. Отсюда следует, что главной профессией профессионального политика в идеале является изучение КМч своих избирателей и формирование некоей общей ОКМ с последующим взаимодействием ОКМ других политиков. Именно так должна в идеале работать ПД-2, но реальная жизнь вносит существенные коррективы, причина этих корректив в том, что человек может иметь не одну, а много КМч. Точнее она одна, но другие КМч он может использовать как инструмент для реализации своих целей. Т.е. говоря попросту он может лгать. Его КМч включает КМч` для плебса как инструмент для реализации своей КМч отличной от декларируемой. Именно в этот момент родилась политическая коррупция. Политик элитарной демократии всегда решает простенькое уравнение, какую КМч отстаивать свою или плебса КМч`. В том случае, если отстаивание своей КМч не влечёт непосредственной угрозы от плебса, то он будет преследовать свой интерес. Об интересах своих избирателей он будет помнить только в том случае, если постоянно будет существовать угроза за подмену КМч` декларированной плебсу на свою не декларированную КМч. Т.е. ответственность постоянная и непрерывная единственный способ блокировать возможность политической коррупции. Политическая коррупция как инструмент служит, как правило, действующей иерархии власти, так как именно она контролирует финансовые потоки и за счёт этого консервирует своё состояние. Т.е. решая за счёт политической коррупции тактические вопросы, действующая власть не даёт проходить КМч` к взаимодействию, тем самым противоречия в системе социум-элита нарастают. Как следствие этого резкий сдвиг, выражающийся через восстание и резню элиты, которая не отражала интересы своих избирателей.
Совершенно очевидно, что причиной набегания ошибки в ОКМ элиты, относительно ОКМ социума является политическая коррупция. Причина же политической коррупции заключается в том, что действующая власть стремится сохранять свой статус-кво с помощью наименьших усилий. В условиях СУ-2 ПД-2 превращается в комплиментарную ветвь власти, осуществляющую внутреннюю легитимизацию власти. В условиях, когда члены социума не могут за счёт горизонтальных связей верифицировать истинность ОКМ элиты, то власть считается легитимной до тех пор, пока диспропорции между ОКМ элиты и ОКМ социума не достигнут размеров при которых недовольные управлением не начнут спонтанно формировать группы, которые вначале носят сетевую структуру, затем быстро структурируются в иерархию. Возглавляют эту новую иерархию новые претенденты на место элиты. Они становятся лидерами в протестной иерархии потому, что наиболее адекватно интегрируют КМч участников оппозиции. Разрешение ситуации возможно несколькими путями:
• происходит переворот, и новая элита сменяет прежнюю при этом ОКМ элиты становится равен ОКМ социума.
• прежняя элита уничтожает лидеров оппозиции и меняет свою ОКМ до ОКМ социума.
• прежняя элита уничтожает лидеров оппозиции, но не меняет свою ОКМ до ОКМ социума, через короткое время формируется новая элита оппозиции, при этом более радикально настроенная. В конечном итоге всё кончается переворотом с резнёй.
• Прежняя элита, не дожидаясь острой фазы, меняет ОКМ элиты до ОКМ социума. При этом, кооптируя оппозиционную элиту в состав действующей элиты.
Из всех этих сценариев видно, что в любом случае ОКМ социума побеждает ОКМ элиты и задача элиты сводится к качественному и своевременному интегрированию ОКМ социума. В тот момент как она начинает сдерживать развитие социума, тогда и подписывает себе приговор. Эффективная тактика элиты заключается в опережающем развитии ОКМ элиты.
Теперь рассмотрим ПД-3 и представительскую демократию в частности. Депутаты представительного органа действуют аналогичным образом при завоевании голосов, но в представительской демократии существует, как правило, и механизм отзыва депутата, если его действия не будут соответствовать интересам избирателей. Т.е. формально в ПД-3 заложен механизм блокирования политической коррупции снизу, однако, как правило, он не работает, что в общем превращает депутата в торгующего КМч как и в ПД-2. Однако есть и существенные отличия. Отличия, прежде всего, заключаются в наличие консолидированных групп имеющих свою ОКМ. Так, например партии, депутатские объединения и фракции являются такими группами имеющими свою ОКМ. В результате этого в ПД-3 взаимодействие идёт не на уровне КМч, а на уровне альтернативных ОКМ. Которые, по сути, являются, в той или иной мере, отражением интегральной суммы КМч обширных групп населения. Собственно политическая коррупция в ПД-3 переходит на уровень групп и политических партий. Но впервые возникает иерархия ОКМ включающая в себя и альтернативные ОКМ. Таким образом, оппозиция в ПД-3 также входит в элиту и в идеальной схеме в случае разбалансировки ОКМ текущей Власти и ОКМ социума, текущей Властью становится одна из оппозиционных групп, чья ОКМ наиболее близка к ОКМ социума. Это всё в идеале, на практике, как и в ПД-2 текущая Власть старается сохранить статус-кво несмотря ни на что, как следствие политическая коррупция. Во второй половине 20-го века с развитием таких СМИ как радио и телевидение появилась ещё одна возможность, это массовое манипулирование КМч избирателей. Специально сгруппированные факты и авторитетные мнения в состоянии оказать существенное влияние на КМч. В результате таких комбинированных мер стало возможно сохранять статус-кво текущей власти на достаточно длительный период, при этом не набегала большая погрешность между ОКМ элиты и ОКМ социума. Известный футуролог Фукуяма поторопился объявить о конце Истории. Но он поторопился, всё только начиналось.
Взломала эту идиллию, Сеть. Конец 20-го века был ознаменован взрывообразным развитием средств коммуникации. Мобильная связь стала общедоступной, Интернет сделал возможным и главное дешевым создание собственных СМИ. Это привело к тому, что множество людей и ранее маргинальных групп получили возможность публиковать свои КМч и ОКМ. Зачастую они сильно отличались от официальной ОКМ элиты, нарастание их числа поставило под вопрос внутреннюю легитимизацию Власти. Кроме того, возникшие горизонтальные связи и дешевизна информационных транзакций привела к возможности формировать ОКМ социума напрямую как в прямой демократии ПД-1. Сформированная таким образом ОКМ как правило очень отличалась от ОКМ элиты. В условиях Сети альтернативная ОКМ стала набирать сторонников, при этом начала формироваться новая элита, сетевая. Сетевая элита по своей сути и организации принципиально отличается от традиционной иерархической элиты. Прежде всего, она отличается тем, что не структурирована и её ОКМ носит распределённый характер, причём она записана как в сетевых неоперабельных носителях, так и в операбельных нейронных сетях широкого и зачастую неопределённого круга читателей.
Всё это признаки надвигающегося очередного кризиса Демократии. Даже такие признанно демократические страны как США стали испытывать проблемы с легитимностью. Прежде всего, это происходит из-за того, что каждая из групп в противоборстве с другой группой использует сетевые методы, но они, используя оружие которое, не понимая как оно работает, сами себе роют яму, причём с энтузиазмом. Выборы 2000-го и 2004-го года в США показали, что у демократии в США тоже есть проблемы легитимности.
Аналогичные ситуации складываются по всему миру, возникают новые сетевые субкультуры и среды, так например «Живой Журнал» (www.livejournal.com) стал не только культурным, но и политическим явлением. Его структура оказалась удобной для формирования новых групп и развития новых ОКМ, инвариантность социума и связность возросли. Произошло то, о чём говорил в середине 80-х годов 20-го века немецкий философ Юрген Хабермас* развитие коммуникаций привело к возникновению нового качества, прежде всего в способе и структуре взаимодействия КМч и ОКМ. Именно коммуникативные среды и форумы как одно из средств привело к возникновению нового качества, когда напрямую и в реальном времени взаимодействуют много КМч и формируют новую ОКМ, причём за счёт большого числа и целевой специализации участников, зачастую эти ОКМ существенно превосходят то, что может предложить текущая Власть. Эти ОКМ публично доступны широкому и не определённому кругу, в результате наблюдается развитие тех ОКМ которые наиболее адекватно отображают реальность, при этом ОКМ элиты начинает существенно им уступать. Традиционные средства противодействия пригодные для иерархической оппозиции ПД-3 абсолютно бесполезны против сетевой демократии, в ней нет лидеров, которых можно ликвидировать или кооптировать, есть ОКМ которая, находясь с одной стороны в операбельной среде, с другой стороны отчуждена от конкретных носителей.
Читатель наверное понял, что речь идёт о Демократии нового типа, а наиболее начитанные даже знают как она называется, да, это делиберативная демократия. ПД-4 является демократией Сети, демократией диалога, демократией прямого взаимодействия КМч большого числа людей, при этом зародившаяся в таком взаимодействии ОКМ находится везде и нигде одновременно. Что же это за новая Демократия идущая на смену ПД-3 в виде представительской демократии?
Но вначале рассмотрим инструменты Власти.

III. Инструменты Власти.

В первой главе уже рассматривались вскользь такие инструменты Власти, как насилие и деньги. Но их на самом деле не два, а три. Третий инструмент Власти Знания, в общем виде адекватная ОКМ. Я с большим удовольствием приведу две цитаты из книги Элвина Тоффлера «Метаморфозы Власти».

ВЫСОКОКАЧЕСТВЕННАЯ ВЛАСТЬ
Самые распространенные предположения, касающиеся власти, по крайней мере в западной культуре, подразумевают, что она — вопрос количества. Но хотя некоторые из нас, это очевидно, обладают меньшей властью, чем другие, этот подход игнорирует то, что сейчас может быть важнейшим фактором из всех, — ее качество.
Власть бывает разного ранга и у некоторых ее видов, несомненно, низкая детонация. В горячих битвах, которые вскоре пронесутся по нашим школам, больницам, деловому миру, профсоюзам и правительствам, те, кто поймет «качество», получат стратегическое преимущество.
Не подлежит сомнению, что насилие — воплощенное в ноже уличного грабителя или ядерной ракете — может дать пугающие результаты. Тень насилия, или силы, запечатленная в законе, стоит за каждым действием правительства, и, в итоге, любое правительство полагается на солдат и полицию в деле придания силы своей воле. Эта вездесущая и необходимая угроза официального насилия в обществе помогает поддерживать систему в рабочем состоянии, обеспечивая рядовые контракты в области бизнеса применением силы или угрозой такового, снижая уровень преступности, создавая механизм для мирного решения разногласий. Парадоксально, но эта завуалированная угроза насилия дает возможность сделать ежедневную жизнь ненасильственной.
Но насилие в целом наталкивается на серьезные препятствия. Прежде всего оно подстрекает нас носить с собой баллончик с «мейсом»* или запускать гонку вооружений, которая увеличивает степень риска для всех. Даже когда оно «срабатывает», насилие порождает сопротивление. Жертвы и уцелевшие ждут первого удобного случая, чтобы нанести ответный удар.
Главная слабость грубой силы кроется в ее абсолютной негибкости. Насилие может быть использовано лишь для наказания. Если быть кратким, оно — низкокачественная власть.
Богатство — более удобный инструмент власти. Сила толстого бумажника значительно многостороннее. Вместо просто запугивания или наказания он может предложить превосходно градуированные награды — выплаты и вознаграждения деньгами или чем-то подобным. Богатство может использоваться как в позитивном, так и в негативном плане. Оно, следовательно, значительно гибче силы. Богатство — власть среднего качества.
Однако самую высококачественную власть дает применение знаний. Актер Шон Коннери в кинофильме, действие которого разворачивается на Кубе в период диктатуры Батисты, играет британского наемника. В одной незабываемой сцене военачальник тирана говорит: «Майор, назовите ваше любимое оружие, и я вам его предоставлю». На что Коннери отвечает: «Мозги».
Власть высокого качества — это не просто возможность дать затрещину. Не просто возможность сделать по-своему, принудить других делать то, что хочется вам, даже если они предпочитают иное. Высококачественная власть предполагает значительно большее. Она предполагает эффективность — достижение цели с минимальными источниками власти. Знания часто могут использоваться для того, чтобы заставить другую сторону полюбить вашу последовательность операций при выполнении действия. Они могут даже убедить человека в том, что он сам придумал эту последовательность.

Страницы: 1 2 3 4 5

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.