Современные геополитические теории

СОВРЕМЕННЫЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ И ШКОЛЫ ЗАПАДА
Содержание

Введение
1 Геополитика как научное направление
1.1 Понятие, объект и предмет геополитики
1.2 Методы и функции геополитики
1.3 Трансформация геополитической мысли на современном этапе
2 Современные геополитические теории и школы Запада
2.1 «Гуманизированная» геополитика силы в теории З. Бжезинского
2.2 Евразийская геополитика США
2.3 Неоатлантизм и мондиализм
2.4 Геополитические воззрения Г. Киссинджера
2.5 Немецкая геополитика
2.6 Контрглобализм – будущее Хартленда
2.7 Идея евразийства российской школы геополитической мысли
Заключение
Список использованных источников

Введение
К концу XX века земное пространство, охваченное многочисленными сетями коммуникаций, оказалось не только объектом, но и субъектом общественных и политических отношений. Человечество впервые осознало его как пространство геополитическое. Уже в XIX веке международные отношения стали восприниматься в Европе как своего рода пространственный спектакль, однако касалось это главным образом европейских дел и заморской политики европейских держав. В XX веке подобное восприятие сделалось доминирующим. В результате возникла геополитика как своего рода когнитивное “переживание” общества по поводу географического пространства.
Развитие этого направления связано с именами крупных политических деятелей, ученых с Древних времен до наших дней. Как уже известно, не случайно геополитика как направление научной мысли зародилась на немецкой земле. И сам термин – также немецкий (die Geopolitik), хотя в научный оборот его ввел швед-германофил Р.Челлен. Немецкие исследователи, последователи Ратцеля и Наумана, создали в начале XX века геополитическую школу, высшим выражением которой стало творчество Карла Хаусхофера. Германские специалисты по геополитике изобрели теорию «Срединной Европы» (Mitteleuropa), в основе которой лежит так называемое «германское ядро». Именно Германии, по их мнению, предстояло объединить Европу под своим культурным и экономическим крылом. Появление этой концепции совпало с популяризацией в Германии и Австрии еще более псевдонаучной – «нордической», или арийской теории.
Актуальность темы данной дипломной работы заключается в необходимости выявления современных геополитических идей и теорий стран Запада, а также ее значимости в условиях стремительного изменения геополитических реалий.
Предметом исследования дипломной работы является изучение и анализ имеющегося знания в области современных геополитических теорий Запада в контексте глобальных геополитических изменений.
Цель дипломной работы заключается в том, чтобы, используя методы исторического описания, компаративистики (сравнительного анализа), системного анализа, а также методов экстраполяции попытаться выявить причины зарождения геополитической мысли, его понятия, типологии, функций, а также трансформации этого направления на современном этапе.
Основными источниками, которые были использованы в дипломной работе, стали геополитические концепции западных ученых, таких как С.Хантингтон, Ф.Фукуяма, З.Бжезинский и др., а также труды отечественных государственных деятелей.
В последние годы термин геополитика стал одним из самых популярных в отечественном политическом лексиконе. Парадоксальность ситуации состояла в том, что вплоть до начала 1990-х годов геополитика, в отличие от политической науки и теории международных отношений, фактически находилась под запретом. Во многом это было связано с именами К.Хаусхофера, А.Грабовски, Э.Обста, О.Маулля, В.Зиверта, К.Вовинкеля и тем статусом, который приобрели их концепции в нацисткой Германии. В то же время такой запрет выражал отношение к геополитике как к роду идеологического дискурса, к «реакционной доктрине» империализма, призванной оправдать колониальную, экспансионистскую внешнюю политику стран Запада. В результате эта дисциплина оказалась как бы непричастной к разразившемуся на рубеже 1980-х – 1990-х годов кризису в осмыслении драматических изменений в мировой политике и системе международных отношений. Стараниями ряда отечественных авторов геополитика превратилась в некое сокровенное знание, дающее ключ к пониманию главных закономерностей, тенденций, факторов и движущих сил, которые привели к революционным переменам на международной арене. Фундаментом этого знания стала концепция контролируемого пространства как опоры мирового порядка.
Что же касается степени изученности темы, то в казахстанской, российской и зарубежной литературе можно отметить ряд работ, в которых показана роль геополитики, ее практической значимости, которая лежит в основе реалистической политике отдельного государства.
Но одновременно возникли проблемы, связанные с методологическим и содержательным развитием данной дисциплины. Главная из них – необходимость описания пространства, в котором происходят те или иные политические события, пространственными же средствами, т.е. как бы самим пространством. Иначе говоря, речь должна идти о политике самого пространства.
Уже в силу этого геополитика есть переход к принципиально иному пониманию и географического пространства, и политики. Переход, позволяющий осуществить невероятно большую экономию мысли в политике, политологии и географии.
Сейчас геополитическую терминологию охотно используют как представители оппозиции, так и властвующая элита. Геополитическая аргументация присутствует в объяснениях причин «включения» нашей страны в европейские институты, неизменно возникает при истолковании реальных противоречий в отношениях с США. Геополитические составляющие активно акцентируются при рассмотрении взаимоотношений России и НАТО, конфигурации и перспектив СНГ, проблем «многополярного мира» и т.д. Геополитические построения прямо или косвенно влияют на разработку, принятие и реализацию внешнеполитической стратегии. Кроме того, в последнее время все настойчивее постулируются синонимичность геополитики, геополитического анализа и реалистичного взгляда на контуры новой, трансформирующейся буквально на наших глазах системы международных отношений.
Данная дипломная работа была апробирована на внутривузовской конференции кафедры международных отношений и социально-гуманитарных дисциплин Кокшетауского университета имени Абая Мырзахметова.
Практическая значимость для государства видна в расположении Казахстана в центре Евразийского континента, что обусловило его вовлеченность в важные геополитические процессы, развернувшиеся на континенте в последнее десятилетие, которое позволяет строить налаженную систему внешней политики Республики Казахстан в условиях геополитических реалий. Эффективная внешняя политика является непременным условием для решения задач стоящих перед Казахстаном, главным образом вхождение в 50-ку самых развитых стран мира. Значительные природные ресурсы, огромный потенциал развития межконтинентальной транспортно-коммуникационной системы и другие факторы позволили Казахстану уверенно войти в мировую систему геополитических координат и занять достойное место в мировом сообществе.
Сегодня Казахстан признан мировым сообществом, его имя стало узнаваемо. Руководство страны, благодаря прогрессивным либеральным политическим и экономическим реформам, заставило международное сообщество поверить в то, что государство Центральной Азии может стать полноправным членом цивилизационного международного сообщества и играть весомую роль в развитии международных процессов как полноправный партнер крупных политических центров силы – США, ЕС, Китай, Россия, страны Восточной Европы, стран Юго-Восточной Азии и др.
Более того, за страной признают лидирующую роль в экономическом развитии и интеграционных процессах не только на пространстве СНГ, но и в целом Евразийском контексте. Сегодня практически все основные геополитические игроки видят в Казахстане надежного партнера и фактор стабильности всего региона. Казахстан стал реальным центром политического и экономического тяготения на постсоветском пространстве.
Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы. Структура дипломной работы подчинена цели и поставленным задачам исследования.

1 Геополитика как научное направление

При рассмотрении истории геополитических теорий и идей можно выделить три этапа их развития.
1. Предыстория геополитики: не существует отдельной геополитической отрасли знания, а ее идеи являются составной частью философских учений и исторических исследований.
2. Классическая геополитика: конец XIX — начало XX в., когда из отдельных идей и концепций сформировались основные геополитические теории и национальные школы геополитики.
3. Современная геополитика: после второй мировой войны до наших дней (хотя некоторые теории и стратегии были сформулированы раньше).
Последний этап характеризуется существенным изменением геополитической структуры мира, пересмотром основных классических теорий геополитики, формированием новых геополитических школ, соответствующих новым акторам современной глобальной геополитики (американской, европейской, российской, включающей геополитику стран СНГ, новокитайской, новоиндийской и др.), новых направлений, таких как атлантизм, мондиализм, глобализм, и новых теорий.
Существенные отличия классической и современной геополитики диктуются технико-технологическим прогрессом и вызванными им изменениями в экономической и военной силе государств — основных действующих лиц на мировой геополитической сцене XXI в., изменением государственных, этнических, конфессиональных и цивилизационных границ. Поэтому классическую парадигму противостояния Суши и Моря заменила парадигма освоения новых пространств — физических (воздушное, подводное пространство, ближний и дальний космос) и культурных (радио-, телеэфир, Интернет, киноиндустрия, литература, искусство).
Вышесказанное обусловило деление учебного пособия на три части, представляющие три этапа исторического развития геополитического знания. Каждый из этих этапов включает в себя национальные школы, сыгравшие в свое время наибольшую роль в развитии мировой геополитической мысли. Их составляли и составляют ведущие ученые, политики, военачальники, внесшие наибольший вклад в развитие геополитической теории и практики.

1.1 Понятие, объект и предмет геополитики

Еще ученые Древнего мира заметили естественную связь политической деятельности (под которой они в первую очередь понимали деяния правителей) и пространства Земли, где эта деятельность разворачивалась. Действительно, разве можно планировать и тем более осуществлять политические мероприятия, не зная протяженности, площади, рельефа, растительности, климата, рек — как водных преград и путей сообщения, моря — как особого географического фактора в политике и т. д.? Возможно ли добиться победы в войне или даже в одном сражении, не зная и не используя хотя бы основные характеристики пространственного фактора и конкретной местности, на которой будут сражаться противостоящие армии, не владея информацией об экономической мощи страны и военной силе армии? Тем более нельзя рассчитывать удержать за собой захваченную территорию, не имея представления о ее населении — каковы его количество, плотность, другие демографические характеристики, о свойствах национального характера.
Таким образом, геополитика как детерминация успешности политической деятельности (мирной и военной) географическими, историческими, социально-психологическими, этнографическими, экономическими факторами, как взаимосвязь политического и пространственно-социального существует давно. Собственно термин состоит из двух частей: «гео» означает географическое вообще, т. е. влияние географических факторов в самом широком смысле этого слова на политику государства. Основными среди этих факторов считаются:
– территория;
– географическое положение, т. е. расположение государства на континенте;
– протяженность границ, их положение на естественных или искусственных рубежах;
– наличие рек как водных преград и путей сообщения;
– положение страны по отношению к морю, протяженность береговой линии и условия для судоходства;
– климат (холодный, умеренный, жаркий, засушливый и т. д.);
– почвы (насколько они благоприятствуют развитию сельского хозяйства, инфраструктуры, промышленности);
– недра, их богатства, способность обеспечивать экономический рост и социальные запросы населения;
– население, его численность, плотность, социальный состав и другие характеристики.
В конце XX — начале XXI в. корень «гео» приобрел и второй смысл. Теперь его все чаще трактуют как «планетарное», «глобальное» измерение политики, характеризуя взаимоотношения супердержав или военных блоков (США и СССР, НАТО и Варшавского договора), как «столкновение цивилизаций» (А. Тойнби, С. Хантингтон) или как изменение общей конфигурации мировой системы, например с биполярной на моно- или полицентрическую.
Вторая часть термина — «политика» — в данном контексте означает осуществление господства, завоевание власти, пространства и его освоение. В последнее время и она претерпевает существенные изменения в том смысле, что современные акторы геополитики не столько жаждут завоевать и освоить новые территории, сколько стремятся контролировать максимально возможные пространства, причем — и в этом тоже состоит особенность современной геополитики — контролировать не территории в целом, а по большей части линии коммуникаций этих территорий и потоки (финансовые, товарные, рабочей силы и т. д.), поддерживая тем самым наиболее благоприятные условия для собственного развития и процветания.
В классический период развития дисциплины (конец XIX — начало XX в.), когда она приобретала характерные черты науки, упор делался на познание государства как живого организма, воплощенного в пространстве (Ф. Ратцель, Р. Челлен). Современная геополитика продолжает изучение государств как акторов геополитического процесса, но с учетом снижения роли государственных органов в современных международных отношениях и повышения значения ООН, военно-политических блоков, региональных международных организаций, экономических и культурных международных структур. Современная геополитика включает и геополитическую статику (мировая иерархия, статусы и роли субъектов мировой политики), и геополитическую динамику (геополитические процессы, изменение положения акторов геополитики на мировой «шахматной доске»).
В период становления геополитики как самостоятельной отрасли знания не существовало единого мнения о том, является ли она наукой или только методом, способом познания взаимоотношений государств в процессе их пространственного роста. Например, Р. Челлен, автор термина «геополитика», определял ее как «науку о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве». Противоположную позицию занимал видный представитель немецкой классической школы А. Грабовски, который называл геополитику «средством познания», «методом», но никак не наукой, имеющей свой предмет, законы и собственное место в системе наук. Даже признанный глава немецкой школы К. Хаусхофер колебался в решении этой проблемы, называя геополитику то одной из «наук о государстве», то «не наукой, а подходом, путем к познанию».
Тем не менее на рубеже XIX и XX столетий геополитики обозначили объект (государство как живой организм в единстве и взаимодействии с природной средой) и предмет (законы пространственного роста государств) своих исследований. Тогда же были выделены теоретический и прикладной аспекты новой науки. В манифесте Мюнхенской школы К. Хаусхофер определил геополитику и как «учение о связях политических процессов с землей», и как «искусство, способное руководить практической политикой». Он призывал геополитиков научить народ «геополитически мыслить», а политиков — «геополитически действовать».
Американские ученые, известные прагматическим взглядом на любую науку, стали трактовать геополитику как «доктрину и основанную на ней практику» и как «школу стратегии», выполняющую задачу политически нацеливать военную машину на захваты пространства, имеющего жизненно важное значение для нации. Аналогичную точку зрения высказал французский геополитик Ж. Готтманн, назвавший в 1947 г. геополитику «географической интерпретацией истории, адаптированной к потребностям пангерманизма».
Таким образом, в классический период в развитии термина и дефиниции геополитики можно выделить следующие контроверзы:
– наука, имеющая собственный предмет исследования, закономерности, понятия, занимающая определенное место в системе наук, или метод познания политики через географические факторы;
– объективная научная дисциплина или субъективная идеологизированная псевдонаука, оправдывающая националистическую политику захватов «жизненного пространства». В послевоенный период геополитика в основном сумела преодолеть навязанную ей роль служанки агрессивной идеологии и политики, выйти из-под сомнительной опеки одиозных диктатур и если не стать самостоятельной наукой, то хотя бы оказаться в одном ряду с другими политологическими дисциплинами.
О том, что такое геополитика, спорят много и давно. Поэтому сразу хотелось бы четко обозначить разницу между геополитикой как наукой – теориями геополитики и геополитикой, как прикладной основой при разработке и реализации внешней политики отдельного государства или государственного альянса – геополитической стратегией, или геостратегией.
Гораздо сложнее разобраться с самим определением геополитики. Но при всей неоднозначности оценок, при всей многовариантности предлагаемых трактовок ее подходы и принципы широко используются при разработке и осуществлении реальной политики.
Вот одно из формальных определений: геополитика – это отрасль знаний, изучающая закономерности взаимодействия политики с системой неполитических факторов, формирующих географическую среду (место и характер расположения, рельеф, климат, ландшафт, стратификацию, военную мощь и т.д.). Есть и менее формальные: геополитика – это наука, рассматривающая государство как географический механизм или феномен в пространстве; геополитика – это мировоззрение власти, наука о власти и для власти; геополитика – это географический разум государства, философия его внешней политики. Геополитика есть гео[историо]политика, где страна географически складывается в прошлом, народ живет в историческом настоящем, государство – политически работает на будущее; три модуса исторического времени пребывает здесь в неразрывном единстве; ресурсы территории являются источником сил народа и средств – для работы государства. Наиболее убедительным представляется такое определение геополитики то, что геополитика как теория – это совокупность знаний о взаимодействий и взаимовлияний пространства и политики, своеобразное руководство по разработке и формированию как внешней политики отдельного государства, так и взаимодействию субъектов в действующей системе международных отношений. Практическая же реализация этой теории, то есть уже конкретные действия, определяются как геостратегия.
Итак, если подытожить, то геополитика как теория – это совокупность знаний о взаимодействий и взаимовлияний пространства и политики, своеобразное руководство по разработке и формированию как внешней политики отдельного государства, так и взаимодействию субъектов в действующей системе международных отношений. Практическая же реализация этой теории, то есть уже конкретные действия, определяются как геостратегия.

1.2 Методы и функции геополитики

Для понимания методологических оснований любой когнитивной деятельности необходима интерпретация не на уровне методов, но на уровне смысла. Требуется поместить предмет исследования в некое более широкое исследовательское (когнитивное) поле, иначе говоря — в более широкий контекст, а также определить законы развития и границы выбранного контекста, рассматриваемого как содержательный. Можно сказать, что это — способ выявления или «замерения» уровня содержательности основных посылок предмета исследования. Наиболее интересны здесь степень, характер и специфические параметры этой содержательности.
Переходя к методологическим основаниям геополитики, попытаемся выделить главные из них. Таковых, как представляется, три.
Первое: географическое пространство само по себе способно быть активным элементом политической системы, важным фактором политического развития. В базисном методологическом понимании географического пространства «генетически» заложена возможность его продуктивной политизации. Собственно, в этом и заключается получаемая в итоге экономия политической или политологической мысли. Никакая конкретная политика немыслима вне ее определения в конкретном географическом пространстве. Невозможна она и без геопространственной самоидентификации.
Второе (как логическое продолжение первого): геополитика в своем концептуальном развитии опирается, прежде всего, на классическую географическую карту в том виде, в каком она сложилась в Европе Нового времени. Классическая геополитическая мысль настолько «привязана» к ней, что фактически представляет собой географическую карту, максимально упрощенную в политически-проектном смысле. Геополитические тексты часто играют роль картушей или рисунков и надписей на старинных картах — в тех их частях, где локализуются Terra Incognita либо белые пятна. Они являются когнитивным эквивалентом изображений фантастических людей, животных и растений, которыми уснащались многие карты Средневековья и начала Нового времени. Благодаря этому, геополитика способствует максимальному разрастанию и культивированию географических образов, да и сама, в методологическом отношении, может рассматриваться как особый политически ориентированный географический/картографический образ. Можно сказать, что она рационализирует неизвестное и неизведанное в политике с помощью картографической/геопространственной «релаксации».
Мы наблюдаем здесь реакцию европейского Нового времени на Великие географические открытия, выразившуюся в стремлении поместить образ вновь открываемого мира в уютный, знакомый и домашний образ Европы, т.е. своего рода «доместикацию» образа Нового мира.
Третье: геополитика есть проектная деятельность и моделирование простых по структуре географических образов, которые обычно служат базой для научной, политической, государственной и общественной деятельности. Она сознательно ориентируется на простейшие и общеизвестные когнитивные процедуры и операции, содержательно наполняя само понятие проекта. По сути, она осуществляет унификацию целенаправленной ментальной деятельности, вводя в нее наиболее естественные для данного общества образы земного пространства. Следует отметить, что значение данного методологического основания выходит за рамки собственно геополитики, ибо последняя берет на себя важнейшую функцию культуры: дистанцирование от объекта, создание и закрепление его образа.
С начала своего самостоятельного существования геополитика вырабатывала собственные категории и концепции. Важнейшей из них является понятие государства как живого организма: «…государство есть организм, — писал Ф. Ратцель, — в составе которого известная часть земной поверхности играет настолько существенную роль, что все свойства государства определяются свойствами народа и его территории». В свою очередь, концепция государства вытекает у Ратцеля из представления о единстве Земли как планеты, земной природы и человечества. Государство, по мнению ученого, есть как бы продолжение человеческого общества, оно обладает двумя главными функциями — ростом и развитием. Последнее, являясь экспансией против других, более слабых государственных организмов, вызывается жизненной энергией (одно из основных понятий Ратцеля) растущего государственного организма. Для описания этой экспансии Ратцель вводит понятие «жизненное пространство».
Из концепции ратцелевского государства К. Хаусхофер выводит категорию границы, трактуя это понятие очень широко. Это и линия раздела между государствами, и природный рубеж, разделяющий климатические зоны, и линия побережья, и разграничение этносов, конфессий, цивилизаций: «Любая полезная и стабильная граница — это не только политическая граница, но и граница многих жизненных явлений, и она сама по себе становится еще одной жизненной формой…». Акцентируя внимание на государственных границах, он делал упор на их разделяющую функцию. Современные геополитики более, лояльно и прагматично исследуют границы государств, например, московский геополитик В. А. Колосов отмечает, что «любая географическая граница выполняет контактные и барьерные функции, вопрос только в их соотношении». Кроме того, современные государственные границы обладают избирательной проницаемостью: для одних потоков (товаров, финансовых средств, категорий людей) они вполне прозрачны, для других — непроходимы.
Важнейшей категорией современной геополитики стала геостратегия, чье содержание также вытекает из хаусхоферовского представления о геополитическом мышлении и геополитическом действии. При этом его абстрактно-теоретический аспект сохранил свое название геополитика, а практическо-деятельный в наше время чаще называется геостратегией.
Функциями геополитики — геополитической теории — стали: осмысление меняющихся политических картин мира, взаимоотношений акторов мировой политики, генерирование новых или трансформация известных геополитических идей, построение геополитических концепций и теорий. Геостратегия выполняет функции воплощения в жизнь геополитических теорий, принимающих форму доктрин, программ, концепций (внешней политики, национальной безопасности и т. д.), развития двух- и многосторонних отношений между странами, играющими ведущую роль на континенте или в мире. Под геостратегией иногда понимают определенные направления развития политических, экономических, культурных отношений (например, дальневосточная геостратегия России, тихоокеанская геостратегия США) или решение наиболее важных внешнеполитических задач (например, ближневосточная геостратегия ЕС с целью урегулирования конфликта между Израилем и палестинцами, вьетнамская геостратегия США в 1964-1975 гг.).
Не менее важными для современной геополитики являются понятия геополитических (геостратегических) регионов, они связаны с хаусхоферовскими панидеями, делящими мир на зоны влияния. Примерами осуществления панидей Хаусхофер считал создание Панамериканского и Пантихоокеанского союзов, Второго и Третьего Интернационалов, шаги к воплощению плана «Пан-Европы». Современные геополитики (3. Бжезинский, С. Коэн, В. Жириновский), разделяя мир на зоны влияния (часто употребляемое понятие геополитики), предпочитают использовать вышеназванные понятия для разграничения зон влияния различных «игроков» на глобальной «шахматной доске».
По масштабности исследуемых процессов и явлений, по геополитическому статусу акторов геополитику подразделяют на глобальную, регионально-континентальную и регионально-локальную. В первом случае рассматривается всемирный уровень взаимоотношений супердержав, или мировых акторов геополитики; что касается регионально-континентальной геополитики, то она исследует ситуации и процессы в регионах континентального масштаба, выделяя в каждой части света собственных лидеров и континентальные акторы. Наконец, регионально-локальная геополитика занимается проблемами регионов каждой страны в отдельности.

1.3 Трансформация геополитической мысли на современном этапе

Современная геополитика ведет свой отсчет с окончания Второй мировой войны и послевоенного переустройства мира. Эти исторические события не только послужили коренной перестройке мира и геополитической парадигмы, но и совпали с изобретением оружия огромной разрушительной силы — атомной бомбы, которое вместе с созданным несколько позднее ракетным носителем стало играть не только военно-стратегическую, но и геостратегическую роль.
Современные политологи не отрицают связи политики с самыми разнообразными пространственными факторами. Речь идет в первую очередь о природно-физическом, географическом пространстве, которое, как заметил еще Ратцель, состоит из трех сфер: геосферы (суши), гидросферы (воды), атмосферы (воздуха). Эти сферы на обитаемой поверхности Земли (ойкумене) пересекаются и взаимодействуют самым разнообразным и причудливым образом. Действительно, суша различными способами соединяется с водой, образуя берега рек, озер, болот, морей, океанов, а также острова, полуострова, мысы, бухты, заливы, проливы, материки. Воздушная среда в зависимости от широты, солнечной активности, рельефа местности создает благоприятный или неблагоприятный для человеческой деятельности климат: пассатные и муссонные ветры с проливными дождями или знойный сирокко из Сахары, пресыщение воздуха кислородом в местах буйной растительности и его недостаток в арктической и антарктической областях, умеренный прогрев или опасная для жизни человека температура на экваторе.
Кроме того, каждая из трех сфер, в которых происходит жизнедеятельность человека, должна рассматриваться во всей своей совокупности и сложности. Это означает, что суша как геополитический фактор включает в себя:
– размеры, площади территорий государств; «> их соотношение и
взаимодействие с морем;
– климат (температуры, количество осадков, сезонность, другие характеристики);
– состояние почв с точки зрения их плодородности, произрастания тех или иных культур;
– природные ископаемые;
– запасы пресной воды;
– наличие рек как источников гидроэлектроэнергии, водных артерий как сил, поддерживающих природное равновесие. Водная среда как вторая составляющая географического фактора политики:
– образует во взаимодействии с сушей определенные формы и очертания континентов, островов, побережий, придавая им геополитические выгоды или неудобства;
– включает в себя подводную среду с ее подводным миром, полезными
ископаемыми, возможностями их освоения;
– создает удобство для рыболовства и рыбоводства, добычи и разведения морского зверя, моллюсков, жемчуга и др.;
– дает возможность судоходства, торговли, перевозки пассажиров, туризма и т. д.;
– ускоряет развитие так называемых «морских» наций.
Воздушная среда осваивалась человечеством в третью очередь, после освоения суши и моря. Она дает возможность:

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.