Решение КС Молдовы о госязыке

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
О ТОЛКОВАНИИ
статьи 13 ч.(1) Конституции в соотношении с Преамбулой
Конституции и Декларацией о независимости Республики Молдова
(Обращение № 8b-41b/2013)
Именем Республики Молдова,
Конституционный суд в составе:
Александру ТЭНАСЕ, председатель,
Аурел БЭЕШУ,
Игорь ДОЛЯ,
Тудор ПАНЦЫРУ,
Виктор ПОПА,
Петру РАЙЛЯН, судьи,
при участии секретаря заседания, Елены Лупан,
принимая во внимание обращение, представленное и зарегистрированное 4 октября 2013 года,
рассмотрев указанное обращение в открытом пленарном заседании, учитывая акты и материалы дела,
выносит следующее постановление:
ПРОЦЕДУРНЫЕ ВОПРОСЫ
1. Основанием для рассмотрения дела послужило обращение, представленное в Конституционный суд 26 марта 2013 года в соответствии с положениями ст. 135 ч. (1) п. b) Конституции, ст.4 ч.(1) п.b), ст.25 п. d) Закона о Конституционном суде и ст.4 ч.(1) п.b), ст. 38 ч. (1) п. d) Кодекса конституционной юрисдикции депутатом Парламента Анна Гуцу, о толковании статьи 13 Конституции, согласно которой:
«(1) Государственным языком Республики Молдова является молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики.[…]»
2. Автор обращения просит Конституционный суд разъяснить при толковании ст. 13 Конституции следующее:
– приравнивается ли синтагма «молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики» по семантике к синтагме «румынский язык».
3. Определением Конституционного суда от 12 апреля 2013 года, без вынесения решения по существу, обращение было признано приемлемым.
4. 17 сентября 2013 года депутаты Парламента Михай Гимпу, Валериу Мунтяну, Корина Фусу, Борис Виеру и Георге Брега представили обращение о толковании положений ст.1 ч.(1) в соотношении с положениями ст.13 ч.(1) и преамбулой Конституции Республики Молдова, выступая за:
– признание Декларации о независимости Республики Молдова как имеющей силу акта вышестоящего по отношению к Конституции Республики Молдова;
– устранение противоречия между положениями Декларации о независимости Республики Молдова и ст.13 ч.(1) Конституции Республики Молдова и приведение названия официального языка Республики Молдова в соответствие с юридическим актом, признанным Конституционным судом Республики Молдова вышестоящим актом.
5. 15 октября 2013 года Анна Гуцу внесла дополнение к обращению, высказавшись за придание Декларации о независимости Республики Молдова, принятой 27 августа 1991 года, статуса конституционной нормы, подтвердив, таким образом, что официальным языком Республики Молдова является румынский, а не «молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики», как указано в ст.13 Конституции Республики Молдова.
6. Принимая во внимание, что после внесения дополнения оба обращения относятся к одному и тому же предмету, на основании ст.43 Кодекса конституционной юрисдикции, Конституционный суд 23 октября 2013 года принял решение объединить их в одном производстве.
7. В ходе рассмотрения обращения Конституционный суд истребовал мнение Парламента, Президента Республики Молдова, Правительства и Академии наук Молдовы. Парламент и Правительство не воспользовались этим правом.
8. В открытом пленарном заседании Конституционного суда присутствовали авторы обращений, Анна Гуцу и Валериу Мунтяну. Власти не направили своих представителей.

ПРЕДПОСЫЛКИ
А. Исторические предпосылки
9. Первая запись о Молдавском княжестве как о сложившемся независимом государстве датирует с 1359 года. Оно находилось на территории, расположенной между Восточными Карпатами, рекой Днестр и Черным морем; в настоящий момент эта территория разделена между Республикой Молдова, Румынией и Украиной. Население княжества говорило на одном языке и имело одни и те же корни, что и народы Валахии и Трансильвании.
10. С XV века Молдова находилась под сюзеренитетом Оттоманской империи.
11. Вследствие русско-турецкой войны 1806 года, в 1812 году восточная часть Молдавского княжества, граница которого на востоке проходила по реке Днестр, а на западе по реке Прут, была аннексирована Российской империей и переименована в Бессарабию.
12. В 1859 году западная часть Молдавского княжества объединилась с Валахией, в результате чего образовалось новое государство. С 1861 года новое государство стало называться Румынией. В 1877 году Румыния завоевала независимость от Оттоманской империи.
13. В начале 1918 года Бессарабия провозгласила свою независимость от России и 27 марта 1918 года объединилась с Румынией.
14. На левом берегу Днестра в 1924 году советские власти основали Молдавскую АССР, в составе Украинской ССР. Отсюда берет свое начало теория молдавского языка, отличающегося от румынского. Этой теорией СССР пытался оправдать свои притязания на Бессарабию. На этой территории СССР проводил культурную политику по «созданию» выдуманного языка, основанного на кириллице и очищенного от латинских элементов румынского языка, используемого за Прутом. Этот язык получил название молдавский.
15. В период с 1932 г. по 1938 г. советские власти отказались от теории молдовенизма и стали применять латинский алфавит и литературный румынский язык. Однако, в 1938 году вновь была введена кириллица, сторонники латинского алфавита были осуждены, а теория молдавского языка, отличного от румынского, вновь вступила в силу.
16. 28 июня 1940 года, в результате заключения с нацисткой Германией Пакта Молотова-Риббентропа, Советский Союз осуществил аннексию территории Бессарабии.
17. 2 августа 1940 года, по решению центральных органов СССР, была создана Молдавская Советская Социалистическая Республика (МССР), которая охватывала почти 70% территории и 80% населения Бессарабии. Другая территория Бессарабии отошла к Украинской Советской Социалистической Республике.
18. По окончании второй мировой войны советские власти ввели в Бессарабии кириллицу и термин «молдавский язык». В 1957 году кириллическая азбука была введена и для гагаузского языка – тюркского языка на основе латинского алфавита, на котором говорило миноритарное тюркское население юга Бессарабии.
19. В 1989 году, в МССР молдавский язык провозглашается государственным языком, восстанавливается употребление латинской графики. Утвержденный алфавит состоит из 26 букв латинского алфавита, из дополнительных 5 букв с диакритическими знаками и букв «K, Q, W, Y», употребляемых для написания собственных имен и неологизмов, являясь идентичным алфавиту румынского языка. Действующий согласно Конституции Республики Молдова Закон от 1989 г. о функционировании языков на территории Республики Молдова указывает на «реальность молдавско-румынской языковой идентичности».
20. В 1989-1991 годах был осуществлен переход «молдавского языка» на латинские буквы путем транскрипции с кириллицы. Также, в 1996 году гагаузскому языку была придана письменность на латинском алфавите, согласно турецкой модели.
21. В Декларации о независимости от 27 августа 1991 года Парламент Республики Молдова провозгласил независимость страны по отношению к СССР в границах бывшей Молдавской Советской Социалистической Республики. Согласно Декларации о независимости Республики Молдова, язык называется «румынский». 2 марта 1992 года Республика Молдова стала членом Организации Объединенных Наций и была признана международным сообществом.
B. Государственный язык после провозглашения независимости
22. Конституция от 1994 года провозгласила «молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики» государственным языком.
23. Согласно ст. VII Раздела VII заключительных и переходных положений Конституции, Закон от 1 сентября 1989 года о функционировании языков на территории Республики Молдова действует в части, не противоречащей Конституции. В то же время, Конституция предусматривает, что в течение семи лет после вступления в силу Конституции в вышеназванный закон могут быть внесены изменения двумя третями голосов депутатов, то есть большинством, необходимым для пересмотра Конституции.
24. Школьная программа, утвержденная Министерством просвещения, предусматривает «румынский язык» в качестве учебного предмета, более того, в первые годы после провозглашения независимости этот предмет изучался по учебникам из Румынии.
25. По обращению Парламента Республики Молдова от 28 июля 1994 года, Президиум Академии наук Молдовы принял единогласно 9 сентября 1994 года заключение по вопросу истории и использования термина «молдавский язык», в котором отмечается:
«Мы убеждены, что необходимо пересмотреть ст.13 Конституции в соответствии с научной истиной и предлагаем следующую формулировку: «Румынский язык является государственным (официальным) языком Республики Молдова».
26. Согласно заявлению общего собрания Академии наук Молдовы от 29 февраля 1996 года, румынский язык является государственным языком Республики Молдова:
«Общее собрание Академии наук Республики Молдова подтверждает научное заключение филологов Республики Молдова и зарубежных специалистов, одобренное постановлением Президиума АНМ от 09.09.1994 года, согласно которому правильное название государственного (официального) языка Республики Молдова является румынский язык».
27. Разработанный Академией наук Молдовы и предложенный к изданию 15 ноября 2000 года Орфографический словарь румынского языка использует орфографические правила румынского языка, утвержденные Румынской академией.
28. В 2010 году Академия наук Молдовы разработала проект закона о внедрении орфографических правил румынского языка.
29. Самопровозглашенная приднестровская сепаратистская республика продолжает использовать в пяти районах и двух муниципиях «молдавский язык» на основе кириллицы (как в советский период). В этом регионе молдавский язык является официальным наряду с украинским и русским языками. Тираспольский государственный университет, который одно время отстаивал латинский алфавит, был переведен в Кишинэу. Летом 2004 года в Приднестровье местная милиция начала закрывать школы с преподаванием на румынском языке на основе латинского алфавита, а родители и школьники, которые оказывали сопротивление, подверглись аресту (см. дело Катан и другие против Молдовы и России, Постановление Большой Палаты Европейского суда по правам человека от 19 октября 2012 года). Впоследствии шесть закрытых румынских школ вновь открыли свои двери, получив статус «неправительственных школ». В остальных школах на левом берегу Днестра школьники изучают «молдавский язык» (на основе кириллицы).
30. Согласно международным стандартам ISO 639 (совокупность международных стандартов по присвоению короткого кода языкам), изначально молдавскому языку были присвоены коды mol и mo, но в ноябре 2008 году они были заменены на соответствующие коды румынского языка. Также, не существует никакого кода Ethnologue (который объединяет все существующие в мире живые языки) молдавского языка, ему присвоен код румынского языка.
ПРИМЕНИМОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО
31. Применимые положения Декларации о независимости, принятой Законом № 691 от 27 августа 1991 года (М.О., № 11-12/103; 118, 1994 г.):
ДЕКЛАРАЦИЯ
О НЕЗАВИСИМОСТИ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
«ПАРЛАМЕНТ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА, образованный в результате свободных и демократических выборов,
ПРИНИМАЯ ВО ВНИМАНИЕ тысячелетнее прошлое нашего народа и его непрерывную государственность в историческом и этническом пространстве его национального становления;
СЧИТАЯ акты расчленения национальной территории 1775 и 1812 годов противоречащими историческому и национальному праву и юридическому статусу Молдавского княжества и аннулированными всем историческим развитием и свободным волеизъявлением населения Бессарабии и Буковины;
ПОДЧЕРКИВАЯ, что издавна населенное молдаванами Заднестровье является составной частью исторической и этнической территории нашего народа;
УЧИТЫВАЯ, что парламенты многих государств в своих декларациях считают соглашение, заключенное 23 августа 1939 года между Правительством СССР и Правительством Германии, недействительным с самого начала и требуют ликвидации его политико-правовых последствий, что отмечено и Международной конференцией «Пакт Молотова-Риббентропа и его последствия для Бессарабии» в Кишиневской декларации, принятой 28 июня 1991 года;
ПОДЧЕРКИВАЯ, что, не спросив население Бессарабии, севера Буковины и области Херца, насильственно захваченных 28 июня 1940 года, а также население Молдавской АССР (Заднестровья), образованной 12 октября 1924 года, Верховный Совет СССР, даже в нарушение своих конституционных полномочий, принял 2 августа 1940 года Закон СССР “Об образовании союзной Молдавской ССР”, а его Президиум издал 4 ноября 1940 года Указ «Об установлении границы между Украинской ССР и Молдавской ССР» – нормативные акты, которыми попытались оправдать, при отсутствии какого-либо реального правового обоснования, расчленение этих территорий и принадлежность новой республики СССР;
НАПОМИНАЯ, что в последние годы демократическое движение за национальное освобождение населения Республики Молдова еще раз подтвердило его стремление к свободе, независимости и национальному единству, выраженное в заключительных документах Великих Национальных Собраний, состоявшихся в Кишиневе 27 августа 1989 года, 16 декабря 1990 года и 27 августа 1991 года, в законах и постановлениях Парламента Республики Молдова о провозглашении румынского языка государственным и о возврате ему латинского алфавита от 31 августа 1989 года, о Государственном флаге от 27 апреля 1990 года, о Государственном гербе от 3 ноября 1990 года и об изменении официального названия государства от 23 мая 1991 года;
ИСХОДЯ из Декларации о суверенитете Республики Молдова, принятой Парламентом 23 июня 1990 года, и того, что население Республики Молдова, осуществляя свое суверенное право, не участвовало 17 марта 1991 года, несмотря на оказанное государственными органами СССР давление, в референдуме о сохранении СССР;
УЧИТЫВАЯ необратимость происходящих в Европе и в мире процессов демократизации, утверждения свободы, независимости и национального единства, становления правовых государств и перехода к рыночной экономике;
ПОДТВЕРЖДАЯ равноправие народов и их право на самоопределение согласно Хартии ООН, Хельсинкскому заключительному акту и нормам международного права;
СЧИТАЯ, в силу всего вышеизложенного, что пробил великий час свершения акта справедливости в соответствии с историей нашего народа, нормами морали и международного права, на основе права народов на самоопределение, от имени всего населения Республики Молдова и перед всем миром торжественно
ПРОВОЗГЛАШАЕТ:
РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА – СУВЕРЕННОЕ, НЕЗАВИСИМОЕ И ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО, МОГУЩЕЕ СВОБОДНО, БЕЗ ВМЕШАТЕЛЬСТВА ИЗВНЕ РЕШАТЬ СВОЕ НАСТОЯЩЕЕ И БУДУЩЕЕ В СООТВЕТСТВИИ С ИДЕАЛАМИ И СВЯТЫМИ УСТРЕМЛЕНИЯМИ НАРОДА В ИСТОРИЧЕСКОМ И ЭТНИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЕГО НАЦИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ.
В качестве СУВЕРЕННОГО И НЕЗАВИСИМОГО ГОСУДАРСТВА РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА:
ПРОСИТ все государства и правительства мира признать ее независимость так, как она была провозглашена свободно избранным Парламентом республики, и выражает желание установить политические, экономические, культурные и иные связи, представляющие взаимный интерес, с европейскими государствами, со всеми странами мира, будучи готовой установить дипломатические отношения с ними в соответствии с нормами международного права и существующей в мире практикой в этой области;
ОБРАЩАЕТСЯ к Организации Объединенных Наций с просьбой принять ее полноправным членом всемирной организации и ее специализированных агентств;
ОБЪЯВЛЯЕТ о своей готовности присоединиться к Хельсинкскому заключительному акту и Парижской хартии для новой Европы и просит также быть допущенной на равных правах на Конференцию по безопасности и сотрудничеству в Европе и к ее механизмам;
ТРЕБУЕТ от Правительства Союза Советских Социалистических Республик начать переговоры с Правительством Республики Молдова о прекращении незаконного состояния ее оккупации и вывести советские войска с национальной территории Республики Молдова;
ПОСТАНОВЛЯЕТ применять на всей своей территории только Конституцию, законы и другие нормативные акты, принятые законно образованными органами Республики Молдова;
ГАРАНТИРУЕТ осуществление социальных, экономических, культурных прав и политических свобод всем гражданам Республики Молдова, включая лиц, принадлежащих к национальным, этническим, языковым и религиозным группам в соответствии с положениями Хельсинкского заключительного акта и принятых впоследствии документов, Парижской хартии для новой Европы.
Да поможет нам Бог!
Принята Парламентом Республики Молдова в Кишиневе 27 августа 1991 года».
32. Применимые положения Конституции (М.О., № 1/1, 1994 г.):
Преамбула
«[…] ОСНОВЫВАЯСЬ на вековом стремлении народа жить в суверенной стране, выразившемся в провозглашении независимости Республики Молдова; […]»
Статья 13
Государственный язык, функционирование других языков
«(1) Государственным языком Республики Молдова является молдавский язык, функционирующий на основе латинской графики.
[…]
(4) Порядок функционирования языков на территории Республики Молдова устанавливается органическим законом».
ВОПРОСЫ ПРАВА
33. Из содержания обращения Конституционный суд заключает, что оно, по сути, касается соотношения: между Декларацией о независимости, Преамбулой и Конституцией. В этом контексте, необходимо разрешить противоречие между двумя основными актами по вопросу названия государственного языка Республики Молдова.
34. Так, обращение относится к совокупности взаимосвязанных конституционных элементов и принципов, таких как соблюдение принципов, провозглашенных Декларацией о независимости и закрепленных Конституцией, национальная и языковая идентичность.
А. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ОБРАЩЕНИЯ
35. В соответствии с определением от 12 апреля и 23 октября 2013 года (см. §§ 3 и 6), Конституционный суд отмечает, что, на основании ст.135 ч.(1) п. b) Конституции, ст.4 ч.(1) п. b) Закона о Конституционном суде и ст.4 ч.(1) п. b) Кодекса конституционной юрисдикции, обращение о толковании Конституции относится к компетенции Конституционного суда.
36. Положения ст. 25 ч. (1) п. g) Закона о Конституционном суде и ст.38 ч.(1) п.g) Кодекса конституционной юрисдикции наделяют депутата Парламента правом обращения в Конституционный суд.
37. Конституционный суд обращает внимание, что ранее оспариваемые положения не являлись предметом толкования органом конституционной юрисдикции.
38. Конституционный суд подчеркивает, что не существует никаких оснований для отклонения обращения как неприемлемого или для прекращения производства по делу в соответствии с положениями ст.60 Кодекса конституционной юрисдикции. Суд отмечает, что обращение было представлено с соблюдением законодательных положений и что он обладает компетентностью принимать постановление о толковании ст.13 ч.(1) Конституции в соотношении с Преамбулой Конституции и Декларацией о независимости Республики Молдова. Таким образом, далее Конституционный суд рассмотрит обращение по существу.
39. В соответствии с положениями ст.6 ч.(2) Кодекса конституционной юрисдикции, пределы компетенции Конституционного суда определяются Конституционным судом.
40. Обращение, представленное Конституционному суду на рассмотрение, предполагает анализ двух взаимосвязанных вопросов. Принимая во внимание, что рассмотрение соотношения между Декларацией о независимости Республики Молдова и Конституцией Республики Молдова влияет на суждения о названии государственного языка, Конституционный суд рассмотрит эти вопросы отдельно, а некоторые аспекты совместно. Так, Конституционный суд рассмотрит: а) соотношение между Декларацией о независимости Республики Молдова и Конституцией; b) разногласие между двумя основными актами по вопросу государственного языка.
41. Для уяснения вопросов, затронутых в обращении, Конституционный суд будет исходить, в частности, из положений Преамбулы и из ст.13 ч.(1) Конституции, а также из своей предыдущей практики, используя все методы правового толкования.
B. СУЩЕСТВО ДЕЛА
42. Конституционный суд отмечает, что прерогатива, которой он наделен положениями ст.135 ч.(1) п.b) Конституции, предполагает установление подлинного и полного смысла конституционных норм методами толкования текста (грамматическое толкование), исходя из контекста (системное толкование), цели (телеологическое толкование) и на основании законодательных материалов и истории возникновения закона (историческое толкование). В целях раскрытия истинного смысла, эти методы не исключаются, а взаимно дополняются.
I. СООТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ДЕКЛАРАЦИЕЙ О НЕЗАВИСИМОСТИ И КОНСТИТУЦИЕЙ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА
1. Аргументы авторов обращения
43. Авторы обращения приводят положения Декларации о независимости Республики Молдова, в которой применяется синтагма «румынский язык» для названия государственного языка Республики Молдова.
2. Аргументы властей и Академии наук Молдовы
44. В представленной письменной точке зрения Президент Республики Молдова не высказался относительно связи между Декларацией о независимости и Конституцией. Президент Республики Молдова оставляет на усмотрение Конституционного суда необходимость толкования ст.13 Конституции.
45. Академия наук Молдовы отмечает, что в Декларации о независимости Республики Молдова высший законодательный орган страны признал, что официальное название языка, используемого на территории Республики Молдова, является румынский язык.
46. Парламент и Правительство не представили письменно свои мнения.
3. Оценка Конституционного суда
3.1. Основополагающие принципы
3.1.1 Юридическая сила Декларации о независимости
47. Конституционный суд отмечает, что, на основании Декларации о независимости, Республика Молдова образовалась как суверенное и независимое государство. Декларация о независимости является политико-правовой основой Республики Молдова, как суверенного, независимого и демократического государства. Декларация – это свидетельство о рождении Республики Молдова. Именно на основании Декларации о независимости Республика Молдова добилась признания со стороны других государств, 31 января 1992 года став членом Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе, а 2 марта 1992 года – членом Организации Объединенных Наций.
48. В условиях, когда Республика Молдова, как независимое и суверенное государство, не имела еще Конституции, Декларация о независимости стала единственным документом, который определял конституционный режим Республики Молдова, на основании которого были созданы политическая, экономическая и судебная системы Республики Молдова. Так, до принятия Конституции, Декларация о независимости служила непосредственной конституционной основой для развития государства и общества Республики Молдова.
49. Таким образом, Декларация о независимости является политико-правовым документом, закрепившим образование нового независимого государства Республика Молдова, представляет собой «свидетельство о рождении» нового государства и устанавливает основы, принципы и фундаментальные ценности государственного устройства Республики Молдова.
50. Кроме того, что является «свидетельством о рождении» нового независимого государства, Декларация о независимости – это самый лаконичный свод конституционных ценностей Республики Молдова. В историческом контексте страны, этот правовой документ провозгласил конституционные ценности нового независимого государства, откуда проистекает легитимность власти тех, которые управляют Республикой Молдова.
3.1.2. Функциональное значение Преамбулы Конституции: ее существенная юридическая ценность для толкования
51. Конституционный суд возвращается к Постановлению №4 от 22 апреля 2013 года, в котором установил следующее:
«59. Преамбула, которая лежит в основе конституционного текста, является той частью Конституции, которая точно выражает дух Высшего закона. Таким образом, в преамбуле содержатся конституционные положения императивного характера, которые могут служить независимыми источниками для тех норм, которые четко не предусмотрены в тексте Конституции».
52. Конституционный суд повторно указывает, что Преамбула Конституции относится к Конституции в целом, играет ключевую роль в понимании и применении текста Конституции и может служить источником права (см. Постановление №4 от 22 апреля 2013 года, §§56, 58).
53. В этом же постановлении Конституционный суд отметил в качестве принципа:
«При толковании Конституции следует исходить из первичных целей Конституции, предусмотренных в преамбуле, которые определяют текст Конституции. […] когда существуют несколько интерпретаций, то превалирует та, которая соответствует преамбуле (§ 59)».
3.2. Практика других государств
54. Как правило, конституции имеют преамбулу и, в зависимости от их содержания, эти преамбулы серьезно отличаются.
55. Все большее количество государств признают юридическую силу преамбулы, не считая ее обычным предисловием, а рассматривая ее как резолютивную часть Конституции (Германия, Франция, Ирландия, Эстония, Латвия, Македония, Босния и Герцеговина, Украина, Турция, Индия и т.д.).
56. Европейская комиссия за демократию через право Совета Европы (Венецианская комиссия) отметила по поводу преамбулы Конституции:
«Преамбулы имеют в первую очередь политическую направленность, являясь политическими декларациями, призванными подчеркнуть значимость Высшего закона для государства и народа, его принципы, ценности и гарантии. Из этого следует, что они должны иметь и существенную объединительную ценность (Заключение относительно новой венгерской Конституции, CDL-AD(2011)016, §31).
57. Европейский суд по правам человека считает, что принципы, указанные в преамбуле Конвенции, относятся к Конвенции в целом (см. inter alia, решение ЕСПЧ Engel и другие против Голландии от 8 июня 1976 г., Klass и другие против Германии от 6 сентября 1978 г., Malone против Объединенного Королевства от 2 августа 1984 г. и т.д.).
58. Применение преамбулы при толковании конституционных норм имеет глубокие корни в государствах, где действует система общего права (common law). Преамбула Конституции выполняет направляющую функцию при осуществлении конституционного толкования.
59. При наличии нескольких интерпретаций, судебные инстанции отдают предпочтение решению, которое согласуется с преамбулой. Например, раздел 39 Конституции Южно-Африканской Республики предусматривает, что при толковании Билля о правах судебные инстанции «должны отстаивать ценности, на которых опирается открытое и демократическое общество, основанное на человеческом достоинстве, равенстве и свободе». Эти слова содержатся в преамбуле Конституции. Статья 39 Конституции не указывает четко на преамбулу. Несмотря на это, Конституционный суд Южно-Африканской Республики подтвердил направляющую роль преамбулы Конституции при толковании Билля о правах. Аналогичным образом, в Ирландии при толковании Конституции суды ссылаются на преамбулу для выражения характера конституционных норм.
60. Применение преамбулы в качестве инструмента толкования Конституции является обычной практикой и в государствах с континентальной правовой системой. В Эстонии преамбула, посредством которой эстонский народ обязался «гарантировать сохранение эстонской нации и ее культуры на протяжении веков», была применена Высшей судебной палатой (орган конституционной юрисдикции) для подтверждения конституционности акта, устанавливающего знание эстонского языка в качестве обязательного условия для избрания в совет местной администрации. Суд установил, что требование о знании эстонского языка – официального языка государства – является правомерным в свете Преамбулы Конституции (EST-1998-3-007, 1998, CODICES).
61. Высшая судебная палата Македонии признала допустимым ограничение свободы на политическое объединение, расценивая некоторые действия как противоречащие Преамбуле Конституции. Она пришла к выводу, что политическая организация, которая открыто отрицает право македонцев на самоопределение, была запрещена по праву (MKD-2001-1-004, 2001, CODICES, постановление которое предшествует Преамбуле в 2001 г.). Высшая судебная палата Украины привела положения Преамбулы в качестве аргумента для подтверждения конституционности норм, которые обязывали центральные и местные органы исполнительной власти использовать украинский язык (UKR-2000-1-002, 2000, CODICES).
62. В качестве примера применения Преамбулы при даче толкования служит Германия. 30 июня 2009 года Конституционный суд Германии установил, что, в принципе, не существует несовместимости между Grundgesetz (Высшим законом) Германии и Лиссабонским договором, чем предопределила завершение процесса ратификации (BVerfG, 2 BvE 2/08, 30 июня 2009 г.). Договор предоставляет Европейскому союзу полномочия в области внешней политики и безопасности. Необходимо было выяснить, если договор нарушал конституционный режим Германии в такой мере, что поправки к Конституции неизбежны. Конституционный суд пришел к выводу, что договор не нарушает суверенитета Германии, хотя ратификация договора предполагает определенные законодательные действия.
63. Конституционный суд Германии в качестве ссылки привел статью 23 ч.(1) Высшего закона, а также Преамбулу, которая закрепляет стремление Германии «служить в качестве равноправного члена объединенной Европы всеобщему миру». В свете этих положений, Конституционный суд пришел к заключению о решимости германского народа быть частью Европейского союза. Конституционный суд отметил, что Преамбула выделяет «не только моральную основу ответственного самоопределения, но и желание служить всеобщему миру как равноправный член Объединенной Европы». Конституционный суд отметил, что Германия отказалась от «политического макиавелизма и строгой концепции суверенитета» и пытается реализовать цель «объединенной Европы, как следует из ст.23.1 Высшего закона и Преамбулы». Таким образом, Конституционный суд установил, что реализация «европейской интеграции и всеобщего мира» – это воля германского народа, которая выражена в Преамбуле Конституции.
64. Преамбулы могут быть также отсылочными (связующими) конституционными клаузулами, которые с правовой точки зрения обязательны для исполнения и могут служить самостоятельными источниками прав и обязанностей.

Страницы: 1 2

Комментирование закрыто, но вы можите поставить trackback со своего сайта.

Комментарии закрыты.